Ридер Г. Таинственные му и их танец. Часть I.


           

Таинственные танцоры му и их танцы с самых первых дней египтологии завораживали умы учёных. Имея архаические корни и тесную связь с обрядом погребения, символика танца му до сих пор является темой для научного поиска. Вероятно такой интерес вызывает особенность танцовщиков му носить на головах короны из тростника,  в которых изображались только боги. А так же  обязательное присутствие  на похоронах, где они играли важнейшую роль в путешествии умершего к вратам загробного мира.  Об этом  в статье зарубежного египтолога ГРЕГА РИДЕРА. 

 Reeder G. The misterious muu and the dance they do.// KMT 6:3, Fall 1995. 

Перевод с английского и научная редакция сделаны членами Клуба любителей египтологии «Ахет»    –  Роман КОЛЕСЬЯНКИН (перевод), Надежда ЕРИНСКАЯ (редакция). Приглашаем к сотрудничеству >> 

вернуться в раздел — Классики- >>

 

Фрагмент сцены из гробницы Рехмира в Фивах изображает третий класс танцоров му, пару симметрично стоящих мужчин, без каких-либо головных уборов, которые исполняют танец паромщика, что может означать «Его-лик-впереди-это-его лик-позади». (или «Его лицо в отражении, Его лицо в профиль, Его лицо в фас»).

Фрагмент сцены из гробницы Рехмира в Фивах изображает третий класс танцоров му, пару симметрично стоящих мужчин, без каких-либо головных уборов, которые исполняют танец паромщика, который может быть иллюстрацией к эпитету «Его-лицо-впереди-его лицо-позади».

«Подумай о дне похорон, в благоговении проходящем. Ночь приготовит для тебя обертывания и масла из рук самой Нейт. Похоронная процессия будет для тебя в день погребения, саркофаг — из золота, голова — из ляпис лазури, небо над тобой будет точно такое же, как то, в которое ляжешь ты. Волы повезут тебя, музыканты будут идти впереди, танец танцовщики му исполнят у дверей гробницы твоей» [1]. Так говорил фараон Сенусерт, предлагая сценарий идеальных похорон, как поощрение, побуждая блудного Сенухета вернуться домой в Египет, пока он жив: масла и обертывания, золото и ляпис лазурь, музыканты и танцовщики му.
С самых первых дней египтологии танцоры му были объектом дискуссий и споров.
Изначально они считались шутами, карликами и скоморохами.[2]
Александром Море предлагались сложные толкования му, варьирующиеся от клоунов, которые радовали сердце Осириса до «Руа Буффона», играющих роль в ритуальном убийстве царя.[3]

Эти предположения были подкреплены весьма необычной внешностью муу, которые казались не то смешными, не то странными.
Эмма Бруннер-Траут была первой, кто тщательно изучил тему танцоров му в 1938 году (Танец в Древнем Египте — Der Tanz im Alten Ägypten).[4] Как и в других важных работах по теме му, материал не доступен на английском языке.
Мы узнаем из наблюдений Брюннер-Траут, исследовавшей изображения на стенах гробниц Среднего и Нового Царства, что существует три класса танцоров му. Первые из них спешили перехватить похоронную процессию на Западном берегу и жестами показывали необходимое разрешение на въезд в некрополь. Вторые были охранниками или стражниками, и размещались в специальном «Зале му». С высоты они присматривали за некрополем. Третьи — были связаны с «народом Пе», отбывающим из Дельты, из города Буто. Они изображены в гробницах Нового Царства, танцующими в парах, друг против друга. Первые два класса танцоров му изображены носящими на голове высокие зеленые короны, изготовленные из камыша. А пары танцоров, стоящих напротив друг друга, изображены с непокрытой головой. 
Фрагмент сцены из гробницы Тетики в Фивах эпохи Нового Царства, изображает жреца погребального обряда, протягивающего руку к трём фигурам танцовщиков му в высоких конических плетёных коронах на головах.

Фрагмент сцены из гробницы Тетики в Фивах эпохи Нового Царства, изображает жреца погребального обряда, протягивающего руку к трём фигурам танцовщиков му в высоких конических плетёных коронах на головах.

Бруннер-Траут пояснила, что в фиванской гробнице Сехетепибра жрец, расположенный впереди похоронной процессии с вытянутой рукой, заявляет: «Входите, о, му!», требуя от му разрешающих жестов на вход в некрополь и разрешение на похоронную церемонию.[5] В Гробнице Тетики Нового Царства (TT15) группа из трех му изображены в шендит (набедренная повязка). И снова жрец стоит перед ними с вытянутой рукой, а му совершают жесты, в виде вытянутых больших и указательных пальцев.

На той же стене, изображен второй тип танцоров му. Они стоят в здании в тех же самых коронах, как и первые му, но их шендит отличаются. Над «залом» му странным образом, необычно расположены помещения, которые Бруннер-Траут считала внутренними комнатами. На улице изображена пара обелисков, вместе с двумя платанами и пальмами, окружающими прямоугольный бассейн. Бруннер-Траут считала этот пейзаж «идеальными похоронами» эпохи Нового Царства.
Фрагмент барельефа сцены из гробницы Ренни в Эль-Кабе изображающего двух танцоров му с коронами на головах (внизу справа) стоящих в своем "зале" рядом с садом с прямоугольным бассейном или "озером", пальмами, платанами и двумя обелисками. Бог погребения Анубис изображен слева, стоящим в свойм храме.

Фрагмент барельефа сцены из гробницы Ренни в Эль-Кабе изображающего двух танцоров му с коронами на головах (внизу справа) стоящих в своем «зале» рядом с садом с прямоугольным бассейном или «озером», пальмами, платанами и двумя обелисками. Бог погребения Анубис изображен слева, стоящим в свойм храме.

В гробнице Ренни в Кабе изображены три танцора му, приветствующие похоронную процессию возле гробницы усопшего. Мужчины и женщины траурного кортежа, жители городов «Пе и Деп», совершают скорбные жесты. Танцоры му изображены здесь так же в своем зале, с тем же экстерьером и пейзажем, что и в гробнице Тетики. Анубис и Осирис также изображены в своих капеллах. Бруннер-Траут отметила, что в гробнице Небамон (TT17, времен Аменхотепа II), коронованные и танцующие му (первого типа) появляются в последний раз. В Небамоне богини Запада наблюдают за всей погребальной процессией, а так же смотрят на жителей городов Пе и Деп, идущих на встречу танцорам му, и тянущих сани [6].

Аналогичная сцена найдена в фиванской гробнице Тетики. Немецкий египтолог Эмма Бруннер-Траут предположила, что неправильные формы верхней части "зала" танцоров му представляют интерьер комнат. Она предположила, что устройство зала изображает "идеальный" план, характерный для частных гробниц Нового царства. Ее последователь немецкий ученый Герман Юнкер определил, что пальмы и «озера» олицетворяют память о "священном острове Осириса", с обелисками представляющими Гелиополь.

Аналогичная сцена найдена в фиванской гробнице Тетики. Немецкий египтолог Эмма Бруннер-Траут предположила, что неправильные формы верхней части «зала» танцоров му представляют интерьер комнат. Она предположила, что устройство зала изображает «идеальный» план, характерный для частных гробниц Нового царства. Ее последователь немецкий ученый Герман Юнкер определил, что пальмы и «озера» олицетворяют память о «священном острове Осириса», с обелисками представляющими Гелиополь.

Третий и последний класс танцоров Mу впервые встречается в гробнице Пахери, а также в Эль-Кабе. Здесь двое мужчин танцуют друг против друга. Они расположены рядом с четырьмя часовнями в виде пер ну (pr nw «дом огня» — первохрам Додинастического периода), двумя финиковыми пальмами и двумя большими воротами. Они исполняют танец му как только саркофаг с усопшим прибывает на лодке. Бруннер-Траут отметила, что два танцора симметрично поднимают одну руку так, что их кулаки и вытянутые пальцы, почти соприкасаются. У других танцоров руки прижаты к груди, руки снова скрещены, большие пальцы вытянуты. Танцоры му не носят здесь корон, как в гробнице Пахери, но изображены в коронах в своем Зале. В последний раз этот второй класс му изображен так в фиванской гробнице Пуимра (TT39). 

В гробнице Аменемхета (TT82), погребальные сани тянут люди, обозначенные как жители городов Пе и Деп (Буто), Уну, Бехбет и Саис. Люди с другой стороны от танцоров му в сцене из гробницы Аменемхета, также обозначены как жители города Пе. Бруннер-Траут отвергла некоторые из ранних и «фантастичных» толкований му, такие как мнение Mоре о них как о «шутах», приводивших царя на карнавал. Она нашла упоминание о жителях городов Пе и Деп в другом месте Западной Дельты, связанное с культом мифических похорон Осириса и царскими похоронами. Она определила, что назначение некрополя, быть вратами для похоронной процессии, ведущими в царство Осириса. » [7]. В зале му, где стоит саркофаг, запрашивается разрешение на погребение усопшего. Бруннер-Траут заметила, что над входом в гробницу, совершается танец му, как посланников Западного Царства (Осириса), предположив, что разрешение на захоронение должно быть провозглашено волей богов мёртвых. Среда вокруг зала му отмечает Царство Осириса за его пределами. Таким образом, она считает, что личность усопшего изображает символическое посещение Буто, где его приветствует парный танец му.

Рисунок на блоке из гробницы Птахотепа II в Саккаре (эпоха Древнего Царства), который изображает двух танцоров му с листьями папируса, венчающими их лбы. Юнкер определил, что это цветочные «короны» с «эмблемами» Нижнего Египта и связал этих му с погребальными церемониями Додинастическими периода Дельты Египта метрополя Буто.

Рисунок на блоке из гробницы Птахотепа II в Саккаре (эпоха Древнего Царства), который изображает двух танцоров му с листьями папируса, венчающими их лбы. Юнкер определил, что это цветочные «короны» с «эмблемами» Нижнего Египта и связал этих му с погребальными церемониями Додинастическими периода Дельты Египта метрополя Буто.

 

Эти погребальные ритуалы для частных лиц были взяты как модель похорон царя, в которой умерший правитель отправлялся из Дельты (Буто) на Юг в Абидос, с целью посещения своего отца, Осириса. В Древнем Царстве, только усопший царь отождествлялся с Осирисом, но еще до Среднего Царства, каждый умерший человек ассоциировался с Властелином Преисподней. В Додинастический период, предполагала Бруннер-Траут, когда умирал правитель Нижнего Египта, его подданные «народ Пе» исполняли «танец мертвых», что стало традицией, а позже влияние этого танца распространилось на Юг, где он стал известен как танец «народа Пе».

Эмма Бруннер-Траут пришла к выводу, что му были полубогами, которые были посланниками Потустороннего мира для проводов умершего из этого мира в иной. Она сделала этот вывод на основании того, что они носили короны, как и большинство божеств. [8] Бруннер-Траут проделала большую работу над изложением проблемы интерпретации иконографии танцоров му. Она создала оригинальную базовую основу, благодаря которой возможно дальнейшее исследование темы танцоров му.

muu6

Прорисовка периода XII династии из гробницы Схетепибры в Фивах изображает сцену, в которой один жрец, везёт погребальные сани с полностью завёрнутой фигурой текену, а другой (впереди) призывает пару танцоров Mу, носящих высокие конические короны, и передаёт им тайный свёрток.

  Спустя два года как Бруннер-Траут опубликовала свои исследования, другой немецкий египтолог погрузился в бездну обсуждений и толкований образа и назначения танцоров му.

(Продолжение следует)

 

Литература

1.  Lichtheim  M. Ancient Egyptian Literature. 1. — Berkeley, 1975. — P. 229. 
2. Budge E.A. Wallis.  An Egyptian Hieroglyphic Dictionary. 1. — New York, 1978. — B. 294. 
3.  Moret  A. Mysteries Êgyptiene. — Paris, 1927. — Ff. 257. 
4.  Brunner-Traut  E. Der Tanz Im Alten Ägypten. — Hamburg, 1938. — B. 43, 53-59. 
5. Ibid., P. 43. 
6. Ibid., P. 55. 
7. Ibid., P. 57.
8. Ibid., P. 59.
Другие материалы по теме

1. Ридер Г. Таинственные му и их танец. Часть II ( Reeder G. The misterious muu and the dance they do.// KMT 6:3, Fall 1995. ). 

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.