Кудрявцева Н. И. Счастлив тот, кто поместил бога в сердце своё (Часть I)


Нина Ивановна КУДРЯВЦЕВА  – врач-рентгенолог высшей категории, закончила Первый Московский медицинский институт им. И. М. Сеченова. В настоящий момент она является одним из учредителей Клуба любителей египтологии «Ахет»  созданного при поддержке журнала «Дельфис». В сферу научных интересов автора  наряду с египтологией входят философия, психология,  астрология и теософия. В статье Н. И. Кудрявцевой на большом числе примеров показывается мироощущение жителей Древнего Египта, оставивших после себя ремесленные изделия, до сих пор радующие нас своей красотой и изяществом. Кудрявцева показывает, что культура этой страны с многотысячелетней историей воспевает жизнь и счастье, несмотря на тщательно разработанный ритуал мумификаций и культ смерти, поддерживаемый жрецами.

 

Кудрявцева Н. И. Счастлив тот, кто поместил бога в сердце своё// Дельфис. – 2013. –  №2. – С. 103-108.

это первая часть статьи, продолжение было опубликовано в №3 — см. на сайте >> 

С высоты технических достижений нашей цивилизации, позволившей создать для самих себя комфортные условия обитания, мы скептически и с долей превосходства думаем о жизни людей в далёкие времена. Это же касается и наших размышлений о тяжёлой жизни простого человека в Древнем Египте. Грандиозные монументы этой культуры наводят на мысль о нещадной эксплуатации подданных их правителями. А тщательно продуманная ритуалистика захоронений, касающаяся и богатых, и бедных, заставляет предположить, что египтянина преследовали постоянные мысли о смерти и загробном существовании. И мы от всей души сомневаемся, задумывался ли простой египтянин  о смысле жизни, был ли он счастлив хоть в какие-то моменты своей жизни.

Что касается счастья, то это вопрос, на который не так просто ответить. У большинства из нас ощущение счастья мимолётно и неуловимо, и мы знаем о нём только по воспоминаниям. А чаще всего счастье – это ощущение полноты жизни. Многие считают, что счастье – в любви, особенно взаимной. Но много ли счастливых людей, достаточно долго проживших в браке, даже если их соединила любовь? Мыслители прошлого – Аристотель, а позднее Спиноза – соотносили счастье с общечеловеческим благом и с реализацией человеком своей сущности. По их мнению, счастье связано с увеличением жизнеспособности человека, с его чувством удовлетворения своей деятельностью, а также с глубиной чувств и мышления. Фактически оно является выражением целостности и полноты личности.

Скульптурное изображение богини Маат. Лазурит, золото. Птолемеевская династия (332 -30 гг. до н. э.). Египетский музей (Каир)

Скульптурное изображение богини Маат. Лазурит, золото. Птолемеевская династия   (332 -30 гг. до н. э.). Египетский музей (Каир)

Тем не менее есть научно обоснованное понятие счастья. По мнению современного психолога Э. Фромма, «счастье или несчастье гораздо больше, чем просто состояние осознания… Счастье не дар богов, а создаётся усилиями собственной внутренней продуктивности…» [1, с. 147]. Но так ли это для людей, воспитанных в традиции глубоко укоренённой религиозной культуры, какой является многотысячелетняя культура Древнего Египта? Фромм поясняет свою позицию: «Счастье и радость…спутники всякой продуктивной деятельности: в сфере мышления, чувств или поступков… Счастье свидетельствует о том, что человек нашёл ответ на проблему человеческого существования: оно – в продуктивной реализации его возможностей, а тем самым одновременно – в единстве с миром, при сохранении, однако, целостности (и суверенности) собственной личности» [1, с. 147 – 148]. Нельзя с этим не согласиться, но для египтян вопрос о продуктивной реализации нельзя отделить от осенения богами.

Счастье проявляется в реализации возможностей человека и осознании единства с миром. Эффективно расходуя энергию, он увеличивает свои силы, тем самым как бы горя, но не сгорая. Радость и счастье являются спутниками всякой активной и вдохновенной работы, приносящей плоды в сфере мышления, поступков и творчества. Интуитивно осознавая божественное предназначение, творческий человек по-разному определяет свои действия, называя их вдохновением, творческим порывом, созиданием.  И чаще всего, эти его внутренние процессы неподвластны воле и разуму, а всецело зависят от остроты чувств и ощущения смысла собственного существования.

 

                                           РЕЛИГИЯ И ТВОРЧЕСТВО

Наиболее глубоко понять и почувствовать мироощущение и миропонимание египетского народа позволяет то, как религия отражается в его мышлении и искусстве. В этой архаичной, загадочной культуре религиозные постулаты хранителей древних знаний – жрецов передавались из поколения в поколение. Но насколько это касалось простых людей, таких как ремесленники Древнего Египта? Разрозненные сведения о религиозных представлениях мы можем почерпнуть не только из дошедших до нас священных книг, но и из изображений и текстов, найденных на настенных рельефах храмов, гробниц и на многочисленных частных стелах. Следы этих знаний сохранились так же в сказках, многократно повторённых  на остраконах (*1)  и папирусах «усердными», «искусными» пальцами писцов и их учеников. Так, в поучениях, которые давались писцу на пути совершенствования, говорится: «Что касается письма, то оно сладостнее, чем услаждение сердца лакомствами… Сладостен писец, кто знает свою работу. Любит его бог его… Благородный, тонкий умом, посвящённый в знание, счастливый… проворный в заполнении пустых мест свитков… проливающий свет на тёмные места летописей подобно тому, кто их написал… Они ушли, имена их забыты. Писания [их] напоминают о них» [2, с. 229, 235, 237].

Скульптурное изображение бога Птаха из гробницы Тутанхамона. XVIII дин. (1580-1314 гг. до н. э.). Египетский музей (Каир)

Скульптурное изображение бога Птаха из гробницы Тутанхамона. XVIII дин. (1580-1314 гг. до н. э.). Египетский музей (Каир)

Именно достижениями в своём труде искусный мастер может добиться благосклонности бога, возможности быть уподобленным мудрецам древности и – что является высшей целью каждого египтянина – памяти в веках и, следовательно, бессмертия.

Учитывая убеждённость древних египтян в том, что знания и мудрость сосредоточены в человеческом сердце, не исключено, что такие чувства, как счастье и радость  тоже могли проявляться только в сердце: «Возрадуй своё сердце предводитель!» [3, с. 204]. Сердце, являясь справедливым свидетелем человека на загробном суде, было также единственным нерукотворным вместилищем для Бога Жизни [4, с. 295], что являлось залогом полноты бытия и счастья каждого египтянина: «Счастлив тот, кто помещает тебя [бога – Н. К.] в сердце своё» [4, с. 343].

Идея счастья от общения с богом сохраняется и в дальнейшем. Мы видим, как с течением времени она раскрывалась через «Тексты пирамид», «Тексты саркофагов»  вплоть до «Книги мёртвых», где боги с радостью и ликованием встречают дух ба усопшего, преодолевшего все преграды: «Поднимись Тети… Он (Геб (*2)) ликует при твоём приближении» [4, с. 144]; «Они [боги – Н. К.] радуются тебе» [5, с. 5].  

Тема счастья и радости прослеживается и через многочисленные гимны, посвящённые торжеству восходящего солнца: «Небо ликует, земля в радости, боги и богини свершают праздник и воздают хвалы Ра-Хорахти, когда видят его, воссиявшего в собственной барке после того, как он своим натиском сокрушил врага» [4, с. 164]. В гимне Атону счастье приветствия восходящего Солнца неразрывно связано с  трудом: «И обе Земли ликуют, пробуждаясь и вставая, ибо ты поднял их (людей). Умыты их тела и надеты одежды,  руки их восхваляют твой восход, и вся земля творит свою работу» [6, с. 34 – 36].

Общее ликование и счастье египтян было связано также и с установлением  Маат – равновесия, божественного порядка и справедливости в мире, государстве и повседневной жизни. Интересно, что эта универсальная космическая функция поддерживалась и другими богами и пропорционально распределялась между ними, формируя, как бы мозаичное панно картины мира, состоящее из множества разноцветных смысловых «фрагментов».  Поэтому, если объединить все разрозненные египетские космогонии в одну, то получится не противоречивая, а логичная и осмысленная картина мира, принцип которой наглядно иллюстрирует перефразированная древнеегипетская формула: «Слышат голос бога в Гелеополе, записывают его приказы в Мемфисе, а для исполнения посылают в Фивы» [7, с. 77]. Например, к более древним египетским космогониям, повествующим  о Творении Вселенной и всего, что в ней, относится Гелиопольская. Следуя ей, бог Атум, позднее ассоциировавшийся с вечерним, предзакатным солнцем, через самооплодотворение изрыгнул из себя первую пару богов, формирующих пространство, – бога воздуха Шу и богиню огненной (экваториальной) влаги Тефнут. Эта божественная чета сотворила следующую пару божеств, формирующих пространство в видимом для нас мире – богиню неба Нут и бога земли Геба. Этот процесс созидания происходил на холме земли – бен-бен, предварительно поднявшемся из глубин Нуна – Предвечного хаоса.

Бог Тот, сидящий позади богини Хатхор в образе священной коровы. Виньетка из "Книги мёртвых Пинуджема", из гробницы царицы Инхапи. XXI дин. (1085-950 гг. до н. э.). Египетский музей (Каир)

Бог Тот, сидящий позади богини Хатхор в образе священной коровы. Виньетка из «Книги мёртвых Пинуджема», из гробницы царицы Инхапи. XXI дин. (1085-950 гг. до н. э.). Египетский музей (Каир)

Главный бог Гелиополя Атум, так же рассматривался в рамках особого триединства (Атум-Ра-Хепри), выражавшего целостность солнечного божества, циклически изменяющегося в своём развитии, от восходящего Солнца с максимальной животворящей энергией – Хепри, к сияющему полуденному Ра, и завершая свой цикл  Атумом, в вечерних сумерках.

В Мемфисе – столице Древнего царства объединённого Египта – существовала «версия» сотворения Вселенной. В этой космогонии демиургом выступает бог Птах. С помощью мысли зарождённой в сердце и, высказанного слова, он создаёт мир богов во главе с самим Атумом, людей, ремёсла, города и всё на свете.

В Иераконполе, столице Верхнего Египта до объединения, а затем на Элефантине, пограничном острове у первых порогов Нила, считалось, что весь мир вылепил на гончарном круге  бог Хнум, изображавшийся в образе человека с головой овна.

В качестве Созидателя и Творца выступает и загадочный, «вездесущий», ибисоголовый бог Тот (др. егип. Джхути), который считался «языком» бога Птаха. Тот, почитавшийся по всему Египту, но особо покровительствовавший городу Гермополю, создал «божественный» (древнеегипетский)  язык и письмо.

Скорее всего, такая  «мозаичность» богов и их функций помогала египтянам усваивать и описывать «неописуемые» вещи, и законы бытия, к размышлению над которыми можно было придти через множество различных аспектов жизни. Например, таких как занятие ремеслом, которое позволяло простым художникам и ремесленникам  тоже ощущать смысл своего дела и своей жизни. Этому спсобствовало и одновременное религиозное осознание, что созидательные действия человека находятся под покровительством богов и сопровождаются их помощью. Что во время работы, само божество могло проявиться в мастере, чтобы изготовить те или иные «прекрасные вещи» для храма или человека, проявляясь через его  руки.  

Принцесса Нофрет в ожерелье усех. Фрагмент скульптурной композиции принца Рахотепа и принцессы Нофрет из мастабы Рахотепа в Мейдуме. IV дин. (2723-2510 гг. до н. э.). Египетский музей (Каир)

Принцесса Нофрет в ожерелье усех. Фрагмент скульптурной композиции принца Рахотепа и принцессы Нофрет из мастабы Рахотепа в Мейдуме. IV дин. (2723-2510 гг. до н. э.). Египетский музей (Каир)

 

                                        ТАЙНА ПЕКТОРАЛИ

Рассматривая ювелирные изделия созданные египетскими мастерами и хранящиеся во многих музеях мира, мы можем попробовать понять, какой смысл они вкладывали в приготовляемые ими предметы, предназначенные для украшения.

Самое ошеломляющее впечатление, конечно же, производит уникальная коллекция из легендарной гробницы Тутанхамона (урождёного Тутанхатона). Рано умерший царь жил в закатный период Нового царства и являлся наследником царя Эхнатона. После наивысшего расцвета Египта XVIII династии, в царствование Аменхотепа III, его сын Аменхотеп IV совершил религиозную реформу. Чтобы избавиться от власти жрецов Амона, которая к тому времени стала практически всесильной, фараон «отменил» всех древних богов и провозгласил государственным богом Атона – «зримый солнечный диск». Он изменил своё имя на Эхнатона – «действенный дух Атона», и основал новую столицу Ахетатон – «горизонт Атона», на 370 км севернее Фив.

Эхнатон правил 17 лет (ок.1351 – 1334 гг. до н. э.), преследуя культы многих богов Египта. В этот период произошли серьёзные изменения в изобразительном каноне, где стали проявляться реалистичность форм и сцены, изображающие искренние чувства. После смерти Эхнатона, Ахетатон был покинут, а память о самом царе, его супруге, знаменитой Нефертити, и потомках преследовалась. Это время именуется в египтологии периодом Амарны, по имени одного из бедуинских племён эль-амарна, проживавшего на месте бывшей столицы.  После смерти отца юный Тутанхамон вернул  страну к исконным религиозно-мировоззренческим традициям, сохранив тем не менее творческие достижения искусства периода Амарны. «Золото Тутанхамона», конечно, поражает воображение современного человека своим обилием и непревзойдённым качеством. Но для древнего египтянина золото было ценно лишь своей «божественной нетленностью», являясь эквивалентом плоти богов и сияния Солнца. Гораздо более ценилось из-за своей редкости серебро, с которым  отождествлялись кости богов.

Наиболее сокровенным материалом, из которого изготовлялись некоторые храмовые статуи и эгиды ладей богов, призванные защищать божество от сил хаоса, считалась чёрная бронза. Рецепт изготовления этого металла сегодня утерян, как и изготовление электрума – легендарного сплава из золота и серебра. Скорее всего, материалы, используемые египетскими мастерами, имели и другое неведомое нам пока значение, тайно связанное своими свойствами и цветом с богами и стихиями.

Огромное количество бусин из различных материалов, обнаруженных практически во всех гробницах Древнего Египта в разные периоды его существования, говорит о широком применении традиционного украшения-оберега, называемого усех. Форма его и значение сохраняется на протяжении тысячелетий. Об этом свидетельствует наличие данного магического украшения как на статуях и рельефах гробниц Мемфиса и Саккары, относящихся к Древнему царству (*3), так и на усыпальницах и саркофагах из Дейр эль-Бахри Среднего царства (*4) и, конечно же, на многочисленных росписях и рельефах гробниц и храмов Нового царства. Этот разноцветный «воротник» украшал шею и грудь блистательной Хатшепсут (*5), прекрасной Нефертити (*6), «возлюбленной» Нефертари  (*7) и незабываемой Каромамы (*8), – удивительных женщин Древнего Египта. Изящная вещь представляла собой широкий разноцветный воротник, состоящий из нескольких рядов бусин различной формы и цвета. Пестрота его красок была не случайна, она отражала радужное оперенье крыльев богинь-охранительниц, покровительственно обнимающих человека за шею. Такие крылья символизировали магическую защиту, препятствующую проникновению сквозь них всего негативного. В Среднем царстве усех стал неотъемлемой частью туалета не только богов, царских особ, представителей жречества и вельмож, но и простых египтян, включая даже слуг (*10).

Не смотря на то, что форма, цвет и материал, в мировоззрении египтян имели магическое значение при создании  амулета, в него дополнительно переходила магическая сила хека. Её олицетворением было загадочное божество в виде младенца с указательным пальцем у рта, сидящее на жезле хека, являвшееся неизменным спутником Ра в его ладье, сопровождающей мёртвых. Поэтому Хека часто присутствует на загробном суде. По мнению зарубежных египтологов, Хека представлял одну из тонких составляющих Ра и других богов, а также персонифицировал силу, порождающую мир [8, с. 9].

Ожерелье принцессы Хнумит. Царствование Сенусерта II (1906-1888 гг. до н. э.). XII дин. Египетский музей (Каир)

Ожерелье принцессы Хнумит. Царствование Сенусерта II (1906-1888 гг. до н. э.). XII дин. Египетский музей (Каир)

Создавая амулет, мастер призывал богинь Исиду и Нефтиду, которые его руками творили предмет на многих планах под руководством особого бога-покровителя амулетов Хеджхотепа. В этом контексте интересно необычное украшение принцессы Хнумит (ХII династия), найденое в числе других ювелирных изделий в одном из семейных захоронений Сенусерта II в Дахшуре и Лахуне (Фаюмский оазис) и  хранящееся в Каирском музее.

Между двумя его рядами разноцветного бисера египетский мастер разместил миниатюрные многоцветные фигурки, симметрично повторяющиеся от центра к краям. Сами застёжки он выполнил в виде головок сокола – Хора, ялявшегося покровителем царской династии. От нижней нитки бисера по всей длине ожерелья свисают каплевидные подвески. Используемые в ожерелье фигурки являются и амулетами, и одновременно идеаграммами, которые можно попробывать прочитать. Тогда надпись предположительно означает следующее: «Жизнь как жертва в силе и могуществе двух владычиц – Нехбет и Уаджет (покровительниц Верхнего и Нижнего Египта). Постоянная, божественная жертва и идеальная целостность соединяет стабильность и жизнь с дыханием царя Нижнего Египта». Таким образом, ожерелье представляет собой доброе пожелание и оберегающее заклинание, одновременно запечатлённое египетским мастером, казалось бы, в простом украшении.

Ожерелье с тремя знаками доблести в виде  золотых мух царицы Яххотеп из её гробницы в Дэйр эль-Наге. XVIII дин. (1580-1314 гг. до н. э.). Египетский музей (Каир)

Ожерелье с тремя знаками доблести в виде золотых мух царицы Яххотеп из её гробницы в Дэйр эль-Наге. XVIII дин. (1580-1314 гг. до н. э.). Египетский музей (Каир)

Ювелирные изделия в Древнем Египте выполняли самые различные и неожиданные функции. Так, известно, что с их помощью царь отмечал и одаривал своих подданных за заслуги, что служило кроме материальной ценности ещё и знаком отличия вроде титула или звания. Уникальным примером является ожерелье царицы Яххотеп, супруги фараона Секененра, погибшего в борьбе с врагами (начало XVIII дин.). На тончайшей золотой цепочке располагаются три изящные и удивительно реалистичные мухи. Гладкие крупные глаза, занимающие треть резного полого туловища, состоящего из продольных и поперечных перегородок, удивительно точно передают образ насекомого. Два сложенных крыла имеют тончайшие полоски и штрихи, за счёт которых, золотые пластинки, их составляющие, кажутся прозрачными. Три мухи – это три ордена наивысшей военной награды. Подобно мухам, жалящим и не дающим покоя волу, воины Египта побеждали своих врагов. Царица Яххотеп получила три золотых мухи за бесперебойное снабжение провиантом египетской армии, сражающейся за освобождение Египта от владычества гиксоссов. Это были кочевые семитские племена, проникшие в Египет через восточную часть Дельты Нила. Древние египтяне прозвали гиксосов «царями иноземных земель». Воспользовавшись периодом социальных перемен в конце Среднего царства, они воцарились в Египте, не встретив почти никакого сопротивления. Приняв египетские обычаи и ритуалы, они назвали себя правителями  XV – XVI династий (1730 – 1580 гг. до н. э.), но одновременно с этим принесли в Египет искусство управлять колесницей и разводить лошадей.

Богиня Хатхор, подносящая магическое ожерелье менат царю Сети I. Настенный рельеф гробницы Сети I в Долине царей в Фивах. XIX дин.  (1314-1200 гг. до н. э.). Национальный археологический музей (Флоренция)

Богиня Хатхор, подносящая магическое ожерелье менат царю Сети I. Настенный рельеф гробницы Сети I в Долине царей в Фивах. XIX дин. (1314-1200 гг. до н. э.). Национальный археологический музей (Флоренция)

На многих настенных рельефах храмов и гробниц Нового царства «сладостная» богиня любви и красоты Хатхор сотрясает своим особым украшением – менатом, имеющим магическое свойство отгонять злые силы, даруя жизнь, процветание и вечное возрождение. Массивный сам по себе, так как состоял из многочисленных связок бус, менат имел к мастеру определённые требования в изготовлении. Это касалось не только цвета (зелёный или синий), но и материла, из которого он изготавливался.

Если говорить о материалах, с которыми работали древнеегипетские мастера, то наряду с металлами, использовались полудрагоценные камни, такие как: лазурит, сердолик, бирюза. Бирюза специально была посвящена Хатхор, которую сами египтяне любя называли «Золотой». Синий цвет лазурита связывался с небесным цветом волос богов. Сердолик своим цветом и сиянием символизировал Солнце. Также использовались разноцветная смальта и полевой шпат, но о символическом, или ином их значении, мы не знаем.

Как известно из сохранившихся «описей» предметов гробниц, бóльшая часть ювелирных изделий была похищена, но и оставшиеся вещи  говорят о высочайшем уровне мастерства людей, их создавших. Это подтверждают великолепные золотые изделия – ковчеги-усыпальницы, саркофаги и посмертная маска Тутанхамона. Не говоря уже об уникальном корсете молодого царя, покрытом особым орнаментом риши, символизирующем птичье оперение, которое аттестует царя как воплощённого сокола – Хора.

Хотя среди сокровищ гробниц было немало предметов, служивших царю и при жизни, некоторые египтологи считают, что вещи для погребального ритуала создавались в короткие сроки, пока происходило бальзамирование тела (70 дней). Если это так, создававшие подобное великолепие мастера должны были иметь как минимум талантливых учеников и отлаженную, творческую команду, состоящую из достойных людей, которые с радостью и счастьем предоставляли свои руки в распоряжение богов. Такой вариант кажется гораздо очевиднее и правдоподобнее.

Нагрудная пектораль Тутанхамона из его гробницы в Долине царей в Фивах. XVIII дин. (1580-1314 гг. до н.э.). Египетский музей (Каир)

Нагрудная пектораль Тутанхамона из его гробницы в Долине царей в Фивах. XVIII дин. (1580-1314 гг. до н.э.). Египетский музей (Каир)

На золотой пекторале, найденной в «сокровенной сокровищнице» гробницы Тутанхамона, главной и центральной деталью является изображение жука-скарабея, держащего шар. В природе эти жуки катят перед собой кладку яиц, находящихся в навозном шарике, из которого через некоторое время появляется многочисленное потомство. Это изображение имеет символическое значение. Скарабей с золотистым диском над головой – это Хепри, солнечное рассветное божество, победившее силы ночной тьмы. О нём мы уже упоминали выше в связи с триадой богов – Атум-Ра-Хепри.  Хепри приписываются созидательные силы огромной мощи, способные дать жизнь большому миру, подобно реальному скарабею, дающему жизнь своему маленькому мирку. В древнеегипетском языке иероглиф скарабея хепер означает сложное и ёмкое понятие. Образован он от глагола хепер и в переводе означает что-то вроде «возникновения», «становления», саморазвёртывания во времени [4, с. 99]. Кроме того, скарабей-хепер является главной частью тронного имени Тутанхамона – Неб-хепру-Ра.

Другой многократно повторяющийся образ в этой подвеске – пара грозных кобр, распустивших свои капюшоны. Это дочери Солнца, олицетворяющие солнечную энергию, которые используют её для защиты божества и царствующего фараона, как сына Солнца – воплощённого Хора. Солнечные диски, венчающие головы кобр-уреев, как раз говорят об их  происхождении. На ладье, охраняемой солнечными змеями, располагаются и ещё несколько символов: джет – постоянство, стабильность, олицетворение позвоночника Осириса, анх – жизнь и нефер – красота и счастье. Всё это помещено на сложной золотой цепи, орнамент которой составляет чередование тронного имени царя и изображений уреев. Символизируя вечное обновление и возрождение жизни, красоты и счастья солнечного божества и мира, эта пектораль не только желает подобное царю, но и утверждает незыблемость и стабильность процесса самосовершенствования и самовозобновления.  

От эпохи Древнего царства сохранилось не так много предметов ювелирного искусства. Но и эти единичные вещи хранят особый, сакральный смысл и красоту, которая когда-то радовала своих владельцев. Как, например, украшения царицы Хетепхерес, жены фараона Снофру и матери фараона Хуфу (рубеж III – IV династий), или золотые изделия из «деревянного ларца потерянной пирамиды» фараона Сехемхета (III дин.), а также браслеты, найденные на руке жены фараона Джера (II дин.), хранящиеся в Каирском музее.

Все приведённые примеры ювелирных произведений, созданных в разное время простыми мастерами Древнего Египта, неопровержимо свидетельствуют об их глубоком содержании и важном предназначении.

(Продолжение следует)

 

Примечания

(*1) Остракон (греч. – обломок горшка) – дешёвый материал для ежедневных записей, набросков, ведения бухгалтерии, записи новостей, перечня цен, небольших литературных текстов и выполнения «домашних заданий» для учеников писцов. В качестве материала для письма использовали обломки камня, керамики, куски известняка или глины, которые были значительно дешевле папируса.

 

(*2) Геб – бог земли, супруг небесной богини Нут.

 

(*3) Статуя царевича Рахотепа и его жены Нефрет из гробницы в Медуме, IV династия – Египетский музей (Каир); рельеф c изображением женщины с лотосом из Мемфиса (V дин.) – Лувр (Париж); гробница Мерирука (VI дин.), Саккара; статуэтка служанки, готовящей пиво, из Саккары – Флоренция, Археологический музей и т. д.

 

(*4) Рельеф саркофага царицы Хавит из Дейр эль-Бахри (XI дин.) –  Египетский музей (Каир); рельефы гробницы Тети (XI дин.); стела Хунена (XI дин.) –  ГМИИ им. А. С. Пушкина (Москва); роспись гробницы Антефокера с изображением  танцовщиц (XII дин.) – Фивы (Египет).

 

(*5) Статуи Хатшепсут из Дейр эль-Бахри (XVIII дин.) –  Музей Метрополитен (Нью-Йорк); сфинкс из Дейр эль-Бахри –  Государственный музей (Берлин).

 

(*6) Бюст царицы Нефертити из Ахетатона (XVIII дин.) –  Музей Дален (Берлин).

(*7) Росписи гробницы Нефертари, жены Рамсеса II – Фивы (XIX дин.) –  Долина цариц (Египет). 

(*8) Скульптурное изображение Каромамы (XXII дин.) –  Лувр (Париж). Каромама –  верховная жрица Амона. Возглавила оборону Фив против первой попытки разграбления его ассирийцами, тем самым отсрочив разорение священного города на несколько столетий.

 

(*9) Статуя Исиды «великой госпожи Коптоса» (XVII дин.) – Египетский музей (Турин); рельефы храма Сети I в Абидосе (XIX дин.); росписи гробницы Сеннефера в Фивах (XVIII дин.); статуэтка Раннаи, певицы бога Амона (XVIII дин.) – ГМИИ им. А.С.Пушкина (Москва); скульптурное изображение триады – Рамсес II с Амоном и Мут, из Карнака (XIX дин.) –  Египетский музей (Турин); настенные рельефы гробницы жреца Усерхета в Фивах (XIX дин.); сцена «суда Осириса», виньетка из «Книги мёртвых», папирус  Ани (XIX дин.) – Британский музей (Лондон); сцена жертвоприношения, виньетка  из «Книги мёртвых» (XXI дин.) – Египетский музей (Каир). 

 

Литература

  1. Фромм Э. Психоанализ и этика. М.: Республика, 1993.
  2. Коростовцев М. А. Писцы Древнего Египта. СПб.: Летний сад, 2001.
  3. Рак И. В. Легенды и мифы Древнего Египта. СПб.: Летний сад, 2001.
  4. Ассман Я. Египет, теология и благочестие ранней цивилизации. М.: Присцельс, 1999.
  5. Чегодаев М. А. Древнеегипетская Книга Мёртвых (перевод и комментарии) // Вопросы истории. 1994. № 8, 9.  
  6. Матье М. Э. Во времена Нефертити. Л.-М.: Искусство, 1965.
  7. Матье М. Э. Искусство древнего Египта. М-Л.: Искусство,1961.
  8.  Pinch G. Magic in Ancient Egypt. London.: BritishMuseum Press, 1994.

 

 

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.