Ридер Г. Таинственные му и их танец. Часть II.


Таинственные танцоры му и их танцы с самых первых дней египтологии завораживали умы учёных. Имея архаические корни и тесную связь с обрядом погребения, символика танца му до сих пор является темой для научного поиска. Вероятно такой интерес вызывает особенность танцовщиков му носить на головах короны из тростника,  в которых изображались только боги. А так же  обязательное присутствие  на похоронах, где они играли важнейшую роль в путешествии умершего к вратам загробного мира.  Об этом  в статье зарубежного египтолога ГРЕГА РИДЕРА. 

 

 Reeder G. The misterious muu and the dance they do.// KMT 6:3, Fall 1995. 

 

Перевод с английского и научная редакция сделаны членами Клуба любителей египтологии «Ахет»    –  Романом КОЛЕСЬЯНКИНЫМ (перевод), Надеждой ЕРИНСКОЙ (редакция). Приглашаем к сотрудничеству >> 

вернуться в раздел — Классики- >>

В 1940 году известный и уважаемый корифей в области исследования Древнего царства, Герман Юнкер, опубликовал свою работу «Танец му и похороны в Буто в Древнем царстве» (Der Tanz der Mww und das Butische Begr bnis im Alten Reich) [9]. В своей работе он опубликовал результаты последних исследований в некрополе Саккары, которые подтверждают выводы Бруннер-Траут. С разрешения Селима Хасана, Юнкер обнародовал эти открытия, предоставив первое твёрдое доказательство существования танцоров му уже в Древнем царстве.

Хасаном был обнаружен блок из гробницы Птаххотепа II с сохранившимися фрагментами рельефа, по мнению Юнкера, дающего ключ к пониманию смысла изображённого. Согласно предложенной трактовке Юнкера, на рельефе из гробницы Птаххотепа II изображены двое мужчин в растительных коронах в форме номовых эмблем Нижнего Египта. Он убедительно доказывает, что эти люди – танцорами му, принимавшие участие в специальном похоронном обряде [10]. Юнкер предположил, что этот обряд был настолько сложным, что только частично изображался на стенах гробниц; кроме того, не существовало предписаний для того, какие элементы обряда должны были быть изображены [11]. Кроме того он предположил, что все элементы обряда му были заимствованы из додинастических царских похорон, проводившихся в древнем городе Нижнего Египта –  Буто [12].

Во время похорон в Буто, умершего царя отправляли в путешествие на лодке в Буто и другие священные места Дельты: в первую очередь в Саис, и в Гелиополь. Такие посмертные царские «паломничества» Юнкер назвал «посмертным путешествием» (нем. Totenfahrts). На стенах гробниц Древнего царства сохранились изображения сцен путешествий, которые указывают на роль Буто в развитие египетской погребальной иконографии и, по заявлению Юнкера, дают понимание того, кем являлись танцоры му. На изображениях Древнего царства, в которых можно узнать му, танцоры изображены в пространстве, которое идентифицируется немецкими учёным с Буто и Саисом. В частности, он приводит сцены из гробницы Небкаура, где над вратами прослеживается чёткая надпись со словом «Саис» [13]. В этой сцене, в верхней части изображения, показан верховный жрец, обращающийся к группе танцоров му на каждом из которых высокая коническая корона. В нижней части сцены изображена похоронная ладья плывущая по зигзагообразному водному пути, который (как и в аналогичной сцене из  гробницы Птаххотепа II) является подтверждением существования священного водного путешествия связанного с погребальным обрядом. По мнению Юнкера уже в глубокой древности Буто и Саис были непосредственно связаны этим каналом. Святилища-близнецы пер ну в иконографии Нижнего Египта появляются в нескольких местах Древнего царства. Немецкий учёный изучив изображения святилищ, обнаружил их связь с царским кладбищем в Буто, отметив, что форма этих святилищ напоминает царский дворец или царский саркофаг [14]. В пальмах и платанах (сикоморах) окружающих святилища Юнкер увидел связь со «священным островом Осириса». Так же, он предположил, что обелиски на сценах Нового царства  символизируют Гелиополь –  ещё одно священное место поклонения для додинастических царей Дельты во время их «посмертного путешествия» (Totenfahrts) [15].

Юнкер удивился, что существовало так много расхождений по поводу происхождения обрядов танцоров му. Пойдя дальше Бруннер-Траут, считавшей что му были полубогами загробного мира, встречающими умерших,  Юнкер предположил, что они были самими «предками царя… Душами Пе» [16]. По его мнению «Тексты Пирамид» явно утверждают, что Души Пе хлопают в ладоши и танцуют во время похорон умершего фараона у входа в загробный мир («Тексты Пирамид», 1005) [17].  Юнкер видел в танце му  обряд, причём обряд торжественный, в котором «нога вытянута и плавно ступает по полу, меряя шаг». Он определил, сопоставив со сценами Древнего Царства, положение  руки у танцоров му поднесённой к груди, как ударяющего жеста  для обозначения траура и оплакивания [18]. Таким образом, по мнению Юнкера, му не были царскими шутами или духами воды; на самом деле они были полубогами некрополя, духами умерших фараонов, которые вышли из загробного мира, чтобы встретить похоронную процессию. 

Юнкер заключил, что обряды Древнего царства, в которых присутствуют му, относятся ещё к похоронным обрядам додинастической эпохи правителей Буто, и были приняты в додинастические времена южными царями, объединившими Обе Земли, хотя у Юнкера и не было ни малейшего представления о том, насколько архаические северные обряды сохранились в династическую эпоху и было ли в них привнесено что-то новое из Верхнего Египта. У Юнкера было ощущение, что южные обряды одержали верх над обрядами севера; поэтому, даже если  ритуалы Буто и были строго царскими, то уже их более поздняя версия воспроизводилась уже для частных лиц и уже не являлась  только прерогативой  правителей Древнего Царства [19]. Таким образом, начиная с V династии, некоторые элементы архаичных царских погребальных обрядов Буто были объединены  с элементами  поклонения Осирису. Юнкер считает, что посмертные путешествия царя в Буто, Саис и другие места, стали принадлежать Осирису (Дословно: Осиризированы), умерший фараон теперь полностью отождествляется с Осирисом.

Юнкер отметил, что на изученных им рельефах Древнего царства, танцоры му изображены то в одном, то в другом головном уборах, разница которых никак  не отражает характера происходящего действия. Один из головных уборов му составляли стебли папируса, прикреплённого непосредственно к верхней части головы танцовщика, словно росшие из неё. Юнкер отождествляет этот головной убор с простейшим символом Нижнего Египта. Другие головные уборы танцоров му – высокие, конические, ажурные чаши, напоминающие Белую Корону Верхнего Египта, а также корону атеф [20]. Тот факт, что коническая корона Юга должна быть представлена в обряде, имеющем происхождение из погребальных обрядов северных царей Буто, для немецкого исследователя проблемой не являлось, поскольку он считал, что до объединения земель Менесом,  существовало одно объединённое царство со столицей в Гелиополе.  Когда эти «соединенные штаты» Гелиополя распались, цари Буто сохранили символы бывшего союза, одним из которых была коническая корона Юга. Юнкер считал, что последние похороны правителей Буто состоялось за 1000 лет до изображений танцоров му в Древнем царстве [21]. 

Ко времени Среднего и Нового царств ритуалы с танцами му уже не использовались как паломничество к святым местам Дельты [22]. Вместо этого, когда экономические отношения изменились, обряд му стал проводиться перед входом в некрополь или в самой гробнице. Но, тем не менее, Юнкер считал, что обряд «посмертного путешествия» по святым местам Севера, перед тем как поместить тело умершего в гробницу, использовался для погребальных церемоний высокопоставленных чиновников, или вместо тела покойного, к священным местам Дельты отправлялась статуя умершего.  Таким образом, изображения в   гробницах Среднего и Нового царств врат Саиса, святилища Буто, обелисков Гелиополя и, пальм с сикоморами,  являются символическим синтезом для изображения в более поздние времена Потустороннего Мира [23].

В 1944 году танцорами му  занялись Жак Вандье и Юрген Зетгаст  в своей работе «Bestattungsdarstellungen» («Заупокойные представления»), 1963 год. В 1975 году другой немецкий учёный Хартвиг ​​ Альтенмюллер, в своей работе «Zur Frage der Mww in Studien Zur Altägyptischen Kultur» («К вопросу о му в исследовании древнеегипетской культуры»), предложил ещё одну гипотезу обряда  му [24].

Альтенмюллер считает му  «обрядовыми персонажами», появлявшимися из четырёх различных мест некрополя. Они обитают в Зале Му и приветствуют ладью с умершим, транспортирующую саркофаг в ритуальное место «Саис», и потом, когда саркофаг тянут на санях к «Вратам Буто» во главе с текену в похоронной процессии, прижатыми к груди головами.  Альтенмюллер  считает, что му отличают головные уборы, сделанные из растительных материалов или связанных стеблей папируса, напоминающие среднюю часть царской короны атеф. Так же, Альтенмюллер назвал «псевдо-му» пару танцоров, которые появляются на изображениях Нового царства и похожи на танцоров му, но не имеют отличительных головных уборов и костюмов. Он так же отверг гипотезу о  «царских шутах» [25], но заметил проблему в теории Юнкера о «душах Буто», поскольку нет письменных доказательств что му и «души Буто» это одно и тоже, как и того, что му происходят из Буто [26].  Он отметил, так же, что Зал Му появляется впервые в изображениях гробниц XIV династии Нового царства.

Альтенмюллер рассматривает Зал Му, как находящийся в окружении сада с прудом и деревьями. Со времен Нового царства, танцоры му были связаны не только с символическим путешествием в Саис, как и в Древнем царстве, но также и с путешествием  к «Двойным вратам Буто» и дворцу в Гелиополе (представленному обелисками-близнецами). Когда му выходят из Зала жрец заупокойного культа кричит: «Придите му!». И их «функциональное значение» после появления и составляет суть обряда по мнению Альтенмюллера [27].

Для объяснения погребального значения му Альтенмюллер так же обратился к «Текстам Пирамид», в частности к высказываниям 306 – 310, особенно с акцентом на 310:

«Сказано:

Если Унас будет заколдован, и Атум будет заколдован,

Если Унас будет против, и Атум будет против,

Если Унас будет побит, и Атум будет побит,

Если Унасу будет сложно на пути, и Атуму будет сложно.

Унас это Хор, Унас пришёл после своего отца,

Унас пришёл после Осириса.

 — О ты, Чьё Лицо Впереди Чьё Лицо Позади,

передай это Унасу.

 — Тот, что на пароме, мне перевезти тебя?

 — Доведите это до Унаса, который взлетает, и который садится»  [28].

Альтенмюллер интерпретирует этот текст как состоящий из двух частей. Первая часть содержит четыре фразы «ругательной» формулы, которая, по его мнению, относится к магическим заклинаниям культовых инструментов от возможных врагов. Вторая часть – содержит предложение перевезти на пароме. Альтенмюллер не был уверен, была ли просьба адресована какому-то одному паромщику, или к двум, но обращение «Его лицо-впереди-Его-лицо-позади», по его мнению, предполагает двух человек. Он отождествляет этих двух персонажей с двумя танцорами му, которые при появлении текену обращены друг к другу  головами склонёнными к груди. Таким образом, ссылаясь на «Тексты Пирамид», Альтенмюллер видел му в качестве перевозчиков, которые с помощью заклинательной «ругательной» формулы, обеспечивали безопасность своему ритуальному  похоронному транспорту [29].

Альтенмюллер заметил, что танцоры му с коронами на головах могли иметь отношение к «Текстам Пирамид» (220), где четыре короны Нижнего Египта были «персонифицированы»:

«Двери горизонта открываются сами по себе,

их болты смазаны. 

Он пришёл к тебе, Нейт (корона Нижнего Египта),

он пришёл к тебе, Несрет (Урей),

он пришёл к тебе, Великая,

он пришёл к тебе, Великая Магией,

очистившийся для тебя, и в благоговении перед Тобою.

Будешь довольна Ты им, будешь довольна Ты его чистотой,

 будешь довольна Ты его словами, которые он говорит тебе:

«Как прекрасно лицо Твоё, когда Ты обрадована,

 когда Ты  обновлена и юна!

 Дано Тебе рождение Богом, отцом богов».

 Он пришёл к тебе, о Великая Магией!

 Это Хор, кто боролся, чтобы защитить своё Око,

  Великая Магией» [30].

Илл. 7. Фрагмент с четырьмя торжественно-вышагивающими танцорами му в коронах, которые по мнению автора статьи  демонстрируют тот самый момент пересечения порога между этим миром и загробным, будучи вызваны главным жрецом для встречи умершего.

Илл. 7. Фрагмент с четырьмя торжественно-вышагивающими танцорами му в коронах, которые по мнению автора статьи демонстрируют тот самый момент пересечения порога между этим миром и загробным, будучи вызваны главным жрецом для встречи умершего.

После присвоения имени четырём коронам, этот текст, согласно трактовке Альтенмюллера, раскрывает их природу, которая перечисляются как красота лица, обновлённость, рождение от отца богов. Четыре короны, или их сущности, приветствуют покойного и несут ответственность за его путешествие по небесным водам. Четыре короны-богини из текстов 220–222, с которыми умерший встречается во время своего путешествия по небу, Альтенмюллер связывает с четырьмя духами из текста  263, которые приветствуют покойного и объявляют о его прибытии к богу солнца. В них он видит пограничников и паромщиков для переправки усопшего [31].

«Две небесные лодки из тростника установлены для Ра

чтобы он мог пересечь горизонт.

Две небесные лодки из тростника установлены для Хора-Горизонта

чтобы Хор-Горизонта мог переплыть на них к Ра.

Две небесные лодки из тростника установлены для Унаса

чтобы он мог переплыть на них к Хору-Горизонта и  к Ра.

Благо для Унаса соединиться со своим ка,

и он живёт вместе со своим ка.

Его пантеровая юбка на нём,

его скипетр амес – в руке его,

его скипетр аба –  в кулаке его.

Он (?) тот, кто привёл к нему этих четырёх духов.

Старший из них,

Во главе фигур, что стоят на

восточной стороне неба,

которые опираются на свои скипетры

для того, чтобы (эти четыре духа) назвали Ра

прекрасное имя Унаса,

и объявили об этом Унасе перед Нехеб-Кау

для того, чтобы этого Унаса мог приветствовать вход.

Тростниковые поля наполняются (водой),

чтобы Унас пересёк Извилистую Реку.

Это Унас будет пересекать переправу ведущую

к восточной стороне Горизонта.

Это Унас будет пересекать переправу ведущую

к восточной стороне неба.

Его сестра –  Сотис,

его место рождения – Сумерки (Дуат)».

Задание в высказываниях 220 – 222 и 263 согласно Альтенмюллеру, объясняется так: нужно встретить умершего, проинформировать  бога солнца о его прибытии,  и подготовить путешествие в солнечной ладье [32]. Так же, по мнению Альтенмюллера то, что династические погребальные ритуалы му должны иметь связь с мифологическими перевозчиками Гелиополя, подтверждается изобразительными свидетельствами танца Древнего царства, который совершался по случаю шествия статуи умершего. Но это тот же самый танец, в котором мужчины-танцоры в коротких килтах  симметрично танцуют друг против друга, может быть изображён и вне контекста шествия  статуи умершего, как это видно в общей гробнице Ниах-хнума и Хнумхотепа в Саккаре. В случае фиванской гробницы Иби, подобный танец,  выполняемый двумя танцорами в лодке для шествия статуи умершего, трактуется как путешествие по реке. Поэтому, исходя их этих примеров, Альтенмюллер выразил предположение, что танцоры му отвечают за инвентарь для погребального ритуала, и магически образом, с помощью танца, защищают путь, по которому везут статую [33].

Дополнительно доказательство связи танцоров му с паромщиками можно найти в «Текстах Пирамид»: 1223, 520:

«Если вы переправите меня на этом пароме без промедлений,

Я назову ваши имена людям, которых знаю,

каждому, и я буду танцевать и срывать волосы

которые находятся на вершинах ваших голов,

подобно бутонам лотоса над болотами садов» [34].

Альтенмюллер предположил, что танцоры му в Древнем царстве надевали на голову венки из цветов лотоса. Подобные лотосовые венки носили кормчие и люди, занимающиеся изготовлением папируса; так же, и экипажи больших гребных лодок и кораблей часто украшали себя цветочными головными уборами.  Высказывание «Текстов Пирамид» 519 представляет перевозчиков с венками на головах. Таким образом, Альтенмюллер пришёл ещё к одному выводу, что конические кроны му, скорее всего, делались из материалов, собранных на каналах или на водных путях в Дельте: побегов или листьев папируса. Кроме того, он считал, что само название му [35] связывает их с водными путями и указывает на их изначальную функцию как перевозчиков: «Люди, которые принадлежат воде» [36]. 

Таким образом, можно видеть, что с начала развития египтологии произошла едва различимая эволюция в представлениях о таинственных му. Изначальное утверждение о придворных шутах преобразовалось в версию о божественных паромщиках. Дальнейшее предположение Альтенмюллера о том, что танцоры му были перевозчиками в погребальных ритуалах в период с Древнего по Новое царства кажется наиболее правдоподобным. Но, не смотря на это, после идейных находок Альтенмюллера было бы всё же большим упущением не продолжить дальнейшего исследования темы танцоров му.

Илл. 8. Сцена эпохи V династии из мастабы Tи в Саккаре изображает жест кормчего, сопровождающего скот во время переправы через водоём, возможно через Нил. Этот жест предназначен для того, чтобы магическим образом отразить потенциальную опасность для крупного рогатого скота пересекающего водоём вброд, как крокодил, скрывающийся под водой. Автор предполагает, что этот защитный жест перевозчика соответствуют жестам му в момент, когда они принимают и приветствуют похоронную процессию.

Илл. 8. Сцена эпохи V династии из мастабы Tи в Саккаре изображает жест кормчего, сопровождающего скот во время переправы через водоём, возможно через Нил. Этот жест предназначен для того, чтобы магическим образом отразить потенциальную опасность для крупного рогатого скота пересекающего водоём вброд, как крокодил, скрывающийся под водой. Автор предполагает, что этот защитный жест перевозчика соответствуют жестам му в момент, когда они принимают и приветствуют похоронную процессию.

Все предыдущие исследователи сошлись в том, что, в какой-то момент, во время похоронной процессии, группа танцоров му приветствует покойного и провожающих. При первом взгляде на сцены из гробниц, возникает предположение, что му «спешат» перехватить процессию, потому что являются хранителями некрополя и должны разрешить погребение в нём. Но при более близком рассмотрении становится ясно другое. Например, в гробницах Антефокера [37] и Тетики [38] есть  изображение, где верховный жрец, за спиной которого остановилась погребальная процессия, делает жест вытянутой рукой в сторону танцоров му. Это поза вызова [39]. В гробнице Антефокера позади верховного жреца стоят три дополнительных жреца: хери-хеб или жрец-чтец  («того, что над свитком»), сем (похожий на шамана жрец, одетый в шкуру леопарда) и ами-хент. Верховный жрец  произносит слова: «Му, придите!» или «Придите, о, му!» [40].

Именно в этот самый момент му появляются из загробного мира в ответ на призыв верховного жреца. И сцены в гробницах как раз изображают му в момент перед их выходом  из потустороннего мира. Их ноги подняты в момент перешагивания через порог между этим миром и загробным. Сцена в гробнице Тетики изображает их не следующими друг за другом, а скорее плечом к плечу, когда они одновременно перешагивают через порог. В этом, движение  му напоминает кордебалет, когда все одновременно поднимают ногу, делают паузу, а потом делают шаг. Такой шаг можно увидеть и сейчас, в народных танцах современного Египта.

Жест, который делают рукой му, может быть проинтерпретирован. Ричард Уилкинсон пишет: «Со времени Древнего царства существовал специальный защитный жест, которые запечатлён на изображениях, на которых человек показывает один или два  вытянутых пальца опасным существам, таким как бегемот или крокодил» [41]. В частности, на изображениях в гробницах Древнего царства, где «скот переходит вброд реку», произносится защитное заклинание и пастух, сидя в папирусной лодке, делает магический жест рукой, чтобы защитить зверей, которых загоняют в воду. В этих сценах «переправы» всегда участвуют маги, произносящие заклинания над водой, и лодочники, обладающие специальными знаниями [42]. Поскольку му, по-видимому, являись перевозчиками, которые обеспечивали безопасную транспортировку тела умершего, то понятно, почему они выходят из потустороннего мира вооружённые такими ярко выраженными жестами рук. Как и пастухи в своих лодках, ведущие скот через воду, му охраняют умершего на извилистых водных путях в рай.

«Зал» му  или «дом» является тем местом, где му живут, подобно джинам в бутылке, в ожидании жреца, который  вызовет их в качестве перевозчиков-охранников для покойного. Эта обитель находится на границе Рая, в садах мира. Рай населяют боги, живущие в своих святилищах, где правит Осирис как царь. Города Буто – Пе и Деп (Саис и Гелиополь) являются главными метрополиями сакральной географии Потустороннего Мира. Этот Райский сад, конечно, изображается похожим на окрестности Дельты Нила (см. «Книгу Мёртвых», главу 110).

Тот, что жители городов Пе и Депа пересекают реку и принимали участие в похоронном картеже по речному пути, может быть объясним тем, что: они живут там и принимают участие в похоронной церемонии приветствуя умершего на его пути к священным городам. Это можно рассматривать двояко: либо изображённое в сценах гробниц является сценами фактической транспортировки в загробный мир; либо участники погребальных шествий являлись реальными жителями, которые символически представляли народ Пе и их действия в этом мире магическим образом обеспечивали отражались в потустороннем мире.

Илл. 9. Авторская иллюстрация возможного происхождение высоких конических головных  уборов, в которых обычно изображаются му в погребальных обрядах Среднего и Нового царств. Эти «короны» подобие кораблей или лодок периода фараонов, которые  связывали носивших такие головные уборы с ролью лодочников и, в частности, с их обязанностями перевозить умершего.

Илл. 9. Авторская иллюстрация возможного происхождение высоких конических головных уборов, в которых обычно изображаются му в погребальных обрядах Среднего и Нового царств. Эти «короны» подобие кораблей или лодок периода фараонов, которые связывали носивших такие головные уборы с ролью лодочников и, в частности, с их обязанностями перевозить умершего.

Сцены гробниц с симметричными парами танцоров также связаны с народом Пе. Они могут исполнять танец му, не обязательно являясь танцорами  му. Тот факт, что они изображены без каких-либо корон явно отличает их от настоящих танцоров му, которые носят конические или растительные головные уборы. Парный танец, видимо, является иллюстрацией к высказыванию 310 «Текстов Пирамид», где  о перевозчиках говорится: «Чьё лицо впереди, Чьё лицо позади», потому что хороший перевозчик должен хорошо видеть в обе стороны, вперёд и назад, чтобы избежать опасностей водных путей. Вероятно, этот танец берёт начало в древнем народном танце лодочников, которым отмечалось их мастерство. Этот танец может быть ритуалом символизирующим вызов танцоров му из загробного мира с помощью движения и жестов, подобно словесному призыву жреца заупокойного культа.

Это приводит к вопросу о двух, казалось бы, различных изображениях му из приведённой Юнкером гробницы Птаххотепа II. Один тип танцоров носит высокие конические кроны, которые, по мнению всех предыдущих исследователей были сделаны из стеблей папируса; у второго типа танцоров, изображённых на той же самой стене, листья папируса, кажется, растут прямо из головы. Автор приходит к выводу, что конические короны, возможно, изготовлены  не по образцу Белой Короны Верхнего Египта, и не по образцу короны атеф. Скорее всего, плетёные конические головные уборы му были изготовлены по образу и подобию  папирусного судна лодочников Дельты. Возможно, они представляют папирус сложенный в множество слоёв, который образует носовую (переднюю часть) такого судна (см. реконструкцию автора). Таким образом, в близости му по отношению к людям в лодках вряд ли можно сомневаться.

Илл. 10. Виньетка к 93 Главе «Папируса Ани».

Илл. 10. Виньетка к 93 Главе «Папируса Ани».

Но как же тогда быть с теми му, у которых на головах буквально растут растения?  Слово ха может быть переведено не только как «папирус», но и как  «позади», «сзади», «за», а так же и буквально, в слове означающем «затылок» (дословно «задняя часть головы») [43].  Интересно его использование в имени небесного перевозчика который упоминается в главе 99 «Книги Мёртвых»; и тот же перевозчик на виньетке главы 93 «Папируса Ани»  изображён управляющим лодкой, с головой, поворачивающейся вокруг своей оси. Два типа танцоров му, по-видимому, имеют непосредственное отношение к перевозчикам, о которых говорится в «Текстах Пирамид»: «Его Лицо Впереди, Его Лицо Позади». Танцоры му, носящие плетёные конические короны олицетворяют прошлое, а му с папирусом на голове –  будущее.

 По сохранившимся изображениям, складывается впечатление, что му  были милыми персонажами древнеегипетской погребальной драмы. Их «танец» с высокими шагами и сопутствующие жесты вызывает улыбку на лице современного зрителя. Ясно, что они символизировали простых жителей Дельты Нила, люди, которые работали на водных каналах на севере, в среде богатой растительностью и разнообразной фауной. Частое изображение людей в лодках и жизни в болотах Дельты в украшении гробниц периода фараонов, говорит о том, что это были излюбленные темы для художников, питавших явную симпатию к таким изображениям. Да и кто лучше всего подойдёт для того, чтобы возглавить путешествие по извилистым водным путям ведущим к Раю, как ни лодочники заболоченных земель Дельты?

 

Литература:

9. Hermann Junker, Der Tanz Der Mww Und Das Butisch Begräbnis Im Alten Reich (Berlin, 1940), vol. 9 Mitteilungen, 1-39.

10. Ibid., 1. 

11. Ibid., 11. 

12. Ibid., 12. 

13. Ibid., 3. 

14. Ibid., 20.

15. Ibid., 22.

16. Ibid., 23. 

17. Ibid., 24. 

18. Ibid., 25. 

19. Ibid., 28-29. 

20., Ibid., 32-36.

21. Ibid., 36-38. 

22., Ibid., 38. 

23. Ibid., 39.

24. Jacques Vandier in Chronique d’Êgypte 19 (1944), 35 ff.; Jürgen Settgast, Untersuchungen zu altägyptischen Bestattungsdarstellungen  (Gl_ckstadt/Hamburg, 1963), 19, 30 frf., 42 ff., 50; Hartwig Altenmüller, Zu Frage der Mww in Studien Zur Altägyptischen Kultur 2 (Hamburg, 1975), 1-37.

25. Altenmüller, 1.

26., Ibid., 2.

27. Ibid., 7-9.

28. For convenience the English texts used are from Alexandre Piankoff, The  Pyramid of Unas (New York, 1969).

29. Altenmüller, 12.

30. Ibid., 13.

 31. Ibid., 16. 

32. Ibid., 18. 

33., Ibid., 20.

34. Utterance 520, Pyr. 1223, is missing from the Pyramid of Unas.  See then R.O. Faulkner, The Ancient Egyptian Pyramid Texts (Oxford, 1969).

35. Altenmüller, 22. 

36. Ibid., 36.

37. Norman De Garis Davies and Alan H. Gardiner, The Tomb of Antefoker, Vizier of Sesostris I, etc. (London, 1920), pl. XXII.

38. N.d-G. Davies, «The Tomb of Tetaki at Thebes, No. 15,» Journal of Egyptian  Archaeology XI (1925), 10-18.

39. A. Gardiner, Egyptian Grammar (Oxford, 1978), sign list A26.

40. Richard H. Wilkinson, Symbol and Magic in Egyptian Art (London, 1994);

See his discussion on invocaton, 195; also 74 for sacred locations.

41. Ibid., 194.

42. Robert K. Ritner, The Mechanics of Ancient Egyptian Magical Practice (Chicago, 1993), 227-229.

43. Gardiner, Grammar, signs M15, M16; also 580.

Скачать статью в формате .doc RIDER G. MU. II

Материалы по теме

 1. Ридер Г. Таинственные му и их танец. Часть I ( Reeder G. The misterious muu and the dance they do.// KMT 6:3, Fall 1995. ).