Зубко А. В. Психическая энергия — двигатель эволюции


Миниатюра статья 2

В статье на основе синтеза представлений «академической» философии, психологии и физики автором выдвинута гипотеза о природе сознания и сделана попытка научного определения понятия психической энергии. В статье рассмотрены вопросы принципиальной неклассичности природы сознания и психической энергии, роли психической энергии в эволюции человека и человеческого общества, вероятные механизмы влияния космических факторов на психическую энергию человека, а также возможная роль высших форм психической энергии в эволюции Вселенной как целого. (Рисунки к статье находятся в файле, который можно скачать в формате .doc).

 

Это интернет-публикация.  При использовании её материалов для исследовательской работы, используйте правила оформления интернет-ссылок для списка литературы.  Вот так  оформляется ссылка на данную статью:

Зубко А. В. Психическая энергия — двигатель эволюции. — http://akhet.ru/zubko-a-b-psihi4eskaya-energiya/ ‎ ‎ — (время и дата, когда был найден Вами этот материал)  часы-минуты. — день-месяц-год.

 

  1. 1.      Универсальность понятия эволюции

Одной из существенных характеристик современного мировоззрения является универсальная применимость понятия эволюции. Концепция эволюции, как закономерного развития, развёртывания новых форм явлений из предшествующих, пронизывает собой все предметные области науки, философии, политики, общественной жизни. Безусловно, важность и значимость понятия эволюции определяются базисной характеристикой жизни современного общества – быстрым и всё ускоряющимся развитием производительных сил человечества. Примерно с середины ХХ века среднее характерное время смены технологий и, соответственно, форм производственной и социальной деятельности стало меньше среднего времени смены поколений. Вследствие этого, факт эволюционного развития стал всеобще очевидным элементом обыденного сознания. Закономерным следствием этого общего процесса развития производства стало стремительное развитие и расширение науки. Эволюция стала не только сущностной характеристикой формы научного знания, но имманентным элементом его содержания. Пожалуй, самым масштабным примером такого рода являются современные представления о развитии Вселенной как целого. Современная квантовая космология  не только позволяет описать процесс возникновения и развёртывания материального содержания Космоса в процессе Большого Взрыва, но даже и возникновение самих пространственно-временных форм из предшествующих и более фундаментальных форм существования материи, не обладающих классической пространственно-временной определённостью. Кроме того, в последние десятилетия в современной космологии приобретают всё большее значение представления о преемственности в эволюции Вселенной, при её возникновении из предшествующей вселенной (модели циклической вселенной). Для этого имеются как теоретические предпосылки, так, по-видимому, и экспериментальные свидетельства. В последнем случае речь идёт об обнаружении в структуре реликтового микроволнового излучения концентрических кольцевых структур с аномально низкой дисперсией температуры, которые, возможно, являются отголоском катастрофических процессов столкновения гигантских чёрных дыр и сопутствующего мощного излучения гравитационных волн при сжатии предшествующей вселенной.  «Эхо» таких процессов через «горловину» между двумя вселенными могло дойти до нас в виде таких «отпечатков» гравитационного излучения предшествующей вселенной на материи нашего Космоса. Типичный вид такой структуры приведён на рис.1 из работы [1], а расположение их центров приведено на рис.2  из работы [2].

 

  1. Классическая и неклассическая рациональность.

Здесь и сейчас, обсуждая явление эволюции, мы используем понятии «эволюция» в «автоматическом» режиме мышления, неосознанно отождествляя слово как знак с его предметным значением. Но ведь и само это слово, и понятие имеет свою эволюцию, как и язык, и мышление, и сознание как формы человеческой жизнедеятельности.

В рамках господствующего и по сию пору в умах многих и многих классического рационализма эта сторона вопроса, казалось бы, не представляет особой проблемы. Есть сами по себе объективные сущности уже «готового» и «полного в себе» мира явлений, которые, воздействуя на ощущающую часть аппарата отражения, переносят своё уже наличное содержание в сознание и мышление. По существу, в своей основе это картина механического причинения сознанию человека представлений о внешней ему реальности. При всей своей очевидной правильности эти представления не только противоречат данным современной психологии [3], но и более того, в этих рамках принципиально невозможно научное  причинное описание самого сознания. Дело в том, что в понятии классической причинности уже существенным образом задействованы вполне определённые представления о сознании и его отношении к реальности, и попытки получить, вывести сознание отсюда «ещё раз» приводят к логическому кругу. Как показывает детальный анализ [4], в понятии классической причинности уже предполагается, что есть некоторое «одно сознание», которое может быть непрерывно воспроизведено в любой пространственно-временной точке  наблюдения – то есть каждый наблюдатель, помещённый в данную точку наблюдения, будет видеть одно и то же, будет обладать одним и тем же сознанием происходящего. Логическим следствием такого положения сознания в системе принятых научных категорий являются появление различных направлений, не могущих описать специфическую сущность сознания – дуализм, бихевиоризм, функционализм, феноменология и т.д.

Выход за пределы классического рационализма был осуществлён Марксом, который рассматривал сознание как существенный элемент, «орган» осуществления социально- исторической системной деятельности. «Отсюда оказалось возможным рассматривать сознание как функцию, атрибут социальных систем деятельности, выводя его содержание и формообразования из переплетения и дифференциации связей системы, а не из простого отображения объекта в восприятии субъекта» [5]. Созданная Марксом в рамках такого подхода теория превращённых форм сознания [6] вскрыла объективные несознаваемые индивидом механизмы формирования содержаний сознания. Именно в теории превращённых форм сознание теоретически последовательно получило бытие как реальный феномен.

Вследствие важности этого понятия для дальнейшего изложения приведём некоторые примеры превращённых форм сознания:

— отождествление знака и обозначаемого в языковых автоматизмах (в языковой ситуации деятельности мы сязываем по законам языка «стол» и «стул», а не слово «стол» и слово «стул);

— объективированные невротические представления (когда невротик психологически достоверно видит то, что кроме него не видит никто);

— цена как натуральное свойство материального тела товара (такое же, как размер, вес, цвет и т.п.).

Превращённые формы не «иллюзия», а с объективной необходимостью производимый системой деятельности её продукт, как форма видения отношений системы изнутри неё самой. Субъект видит их как внеположенную данность бытия, как психологически непосредственный источник мотивов своей деятельности. Они суть образования  сознания, не сводимые к отражению некоторой «истинной» реальности. Они не истинны и не ложны в классическом смысле и появляются «как знаки, «свидетельства» неустранимого различия между бытием и сознанием, как символы того, что при всей слитости в некотором общем континууме бытие и сознание не могут быть отождествлены. Наличие оператора «превращённость» в концептуальном  аппарате теории указывает именно на это»[6].

Теоретическое понимание сознания и его содержаний как существенного реального элемента системной жизнедеятельности явилось основой неклассической онтологии сознания, которая в дальнейшем нашла своё выражение в философии в неклассической рациональности [4], а в психологии послужила основой предметно-деятельностной теории мышления, языка и сознания [7, 8].

Принятие сознания, как реального жизненного явления, как существенного элемента деятельности, сразу же ставит вопросы о его соотношении с другими явлениями реальности, о производящей основе сознательных явлений психики, о несознаваемых механизмах адекватной деятельности и сознании как свойстве высших уровней психической регуляции деятельности.

Снятие представлений о сознании как о «свободном наблюдателе» мира «самого по себе» и понимание его реальной задействованности, «включённости» в те же самые процессы деятельности, посредством которых оно же и изучается, приводит к необходимости выработки концептуально нового языка описания и адекватной методологии изучения такого рода явлений. Ситуация здесь вполне аналогична переходу в физической теории измерений от классической к квантовой механике, когда сам акт измерения по существу «создаёт»  значение измеряемой величины. Здесь мы имеем дело не с классически понимаемым соотношением неопределённостей как «погрешностей измерений», а с совсем другой физикой. В квантовой механике, как и в неклассической теории сознания, отчётливо проявляется деятельностная природа реальности. В физике это связано с конечным значением величины кванта действия (очень удачное в данном контексте название) – постоянной Планка. В случае превращёных форм сознания наблюдаемое явление и акт наблюдения оказываются однопорядковыми сущностями, находящимися в «той области, где соизмеримы действие наблюдения и действие содержания наблюдения (соизмеримы как части единого действия системы, включающей в себя наблюдателя-субъекта)» [6]. Сознание, обычно отводящее себе роль восприятия, простой констатации очевидного, в данном случае является условием движения, функционирования, существования воспринимаемой предметности.

Реальность существования сознания, проявляющаяся в его превращённых формах, требует введения принципиально новых неклассических понятий:

— во-первых, понятия континуума бытия-сознания [6], объекты которого обладают одновременно и характеристиками бытия, и характеристиками сознания, причём «измерение» сознания не может быть как-то «сведено» или редуцировано. Именно в континууме бытия-сознания протекает и описывается человеческая деятельность;

— во-вторых, необходимость введения понятия существующих и действующие в этом континууме особых органов  «сознания-деятельности». или «тел понимания», «третьих вещей» как называл их М.К.Мамардашвили [4].

Открытая Марксом предметно-деятельная природа сознания и механизмов его порождения означают, что сам субъект не имеет к ним прямого доступа на уровне логики и норм рефлексивно контролируемого сознания. «Органы сознания-деятельности» как раз и являются органами реализации системной предметной деятельности и производящей основой рефлексивного сознания. Эти «органы» являются носителями психологически безличного понимания и бессубъектного сознания, а наше личностное сознание и понимание есть превращённая форма их деятельности. Те сознание и понимание, о которых здесь идёт речь, не являются привычным рефлексивным сознанием и вербализованным пониманием. Они относятся к глубинным предметно-деятельным уровням психики. Можно сказать, что именно они являются нашей истинной субъективностью, к которой мы не имеем непосредственного доступа  и по отношению к которой психологический субъект «Я» и его рефлексивное сознание являются вторичными структурами, обусловленными свойствами задействованности этой субъективности в системной деятельности индивида.

Органы понимания не даны натурально, не совпадают с физиологическими органами тела (воспринимаемыми в ряду прочих предметностей внешнего «спектакля мира»), также они не совпадают с идеальными объектами, так называемого, «чистого бытия» (поэтому они «третьи вещи»). Это экстрацеребральные и трансиндивидные органы системной деятельности, которые прорабатывают психику приобщившегося к ним индивида, индуцируя в ней структуры собственно человеческой психики. Материальные и идеальные предметы культуры являются своеобразными «ферментами» этих органов, которые самим ходом эволюции человека и общества уже согласованы с генетически определённым устройством и функциями материального субстрата психики. Подобно ферментам, они в процессе деятельности «захватывают» определённые психические структуры и модифицируют их, создавая основу для дальнейших форм психического развития индивида. Ненаглядность природы этих органов может быть пояснена аналогией с квантовой механикой. Квантовый объект не является ни классической частицей, ни классической волной, но есть производящая основа и корпускулярных и волновых свойств, выходя за пределы категорий классической физики.

 

  1. 3.      Понятие и явление психической энергии

Для целей настоящей работы мы определяем «органы понимания» как функциональные органы реализации системно адекватной человеческой деятельности. При этом, как уже говорилось выше, вовсе не предполагается их локализованность в теле индивида, скорее совсем наоборот – это нелокальные в пространстве и времени органы системы человеческой деятельности.

В предыдущей работе  [9] была сделана попытка на основе представлений современной психологии и философии дать научное определение психической энергии как термина для обозначения деятельностного аспекта бытия этих особых органов понимания, то есть для обозначения их сущностной энергии. Такое определение психической энергии является вполне адекватным как по содержанию, так и по форме. С точки зрения своего содержания термин «психическая энергия» отражает несводимость, нередуцируемость высших психических компонент человеческой деятельности, проявляющихся в теории в нередуцируемом понятии континуума бытия-сознания. С точки зрения формы, понятие энергия происходит от греческого ενεργεια – действие, деятельность, что адекватно передает именно деятельностную форму бытия органов понимания.

Для выработки понятийного аппарата научного описания деятельности органов понимания и их психической энергии в работе автора [9] было предложено использовать аналогии с категориями математической теории расслоенных пространств.

Исходно аппарат теории расслоенных пространств был разработан для описания частиц со структурой, которые, кроме внешних пространственно-временных характеристик, также обладают и некоторыми внутренними степенями свободы. Так как психика и её состояния также рассматриваются наукой как некоторая внутренняя функциональная структура человеческого тела, как его своеобразная внутренняя степень свободы, а «сознание есть внутреннее состояние материи», то на этом основании проведение аналогии с теорией расслоенных пространств представляется вполне оправданным.

  Теория расслоенных пространств является математической основой теории калибровочных полей [10], на которой, в свою очередь, основана теория фундаментальных взаимодействий элементарных частиц. В теории калибровочных полей частица, существующая в пространстве-времени теории относительности, имеет также некоторое дополнительное пространство внутренних состояний. Таким образом, каждой точке пространства-времени соответствует свой экземпляр внутреннего пространства, и полное состояние частицы описывается точкой «Х» её положения в пространстве-времени и точкой «Ψ» её состояния во внутреннем пространстве, то есть функцией Ψ(Х), как это показано на рис.3. При этом пространство-время, как говорят, является базой, а совокупность всех внутренних пространств образует слой такого расслоения. Функции Ψ(Х) будет соответствовать некоторое сечение слоя, изображённое в виде поверхности на рис.3.

Внутреннее состояние такой частицы является, вообще говоря, ненаблюдаемым в пространстве-времени (примером чего является ненаблюдаемость фазы волновой функции частицы в квантовой механике), что означает невозможность ввести физически содержательное определение «начала координат» во всех экземплярах внутренних пространств одновременно. Другими словами, во внутреннем пространстве действует своеобразный принцип относительности, когда мы можем произвольно и независимо выбирать начало координат – систему отсчёта в каждом экземпляре внутреннего пространства – то есть в слое. Преобразование, изменяющее указанный выбор начала координат  в слое, называется локальным калибровочным преобразованием. Для упомянутого выше случая фазы волновой функции, локальное (т.е. зависящее от точки Х) калибровочное преобразование принимает вид: Ψ(Х ) → exp((X))Ψ(Х ).

Раз внутреннее пространство ненаблюдаемо, то простое изменение в нём начала координат не должно изменять физически наблюдаемые характеристики частицы. В полном соответствии с этим требованием главным конституирующим принципом теории калибровочных полей является принцип калибровочной инвариантности. Согласно этому принципу, определённая интегральная характеристика системы, которая называется действием и которая определяет всю физику системы, не должна зависеть от локальных калибровочных преобразований. Напомним, что квантом действия является постоянная Планка.

Неоднозначность выбора начала координат во внутреннем пространстве приводит к необходимости введения ещё одной величины – поля А(х), которое связывает между собой (как бы компенсирует) «сдвиг» начала координат в двух близких экземплярах внутреннего пространства. Поле А(х) называют связностью, или калибровочным полем; оно определяет свойства «параллельного переноса» в слое. Это поле входит в выражение для «действительного» изменения функции состояния частицы при переходе в близкую точку, как это описывает формула в верхней части рис.3, то есть калибровочное поле связывает между собой базу и слой расслоения. Калибровочное поле также входит и в выражение для действия частицы.

Точно так же, как может быть искривлено пространство-время – база расслоения, может быть искривлён и слой расслоения. Кривизна в обоих случаях есть свойство соответствующей связности – связности пространства-времени или связности слоя, соответственно. Кривизна пространства-времени есть напряжённость гравитационного поля, а кривизна слоя есть напряжённость калибровочного поля. Наличие кривизны проявляется в том, что параллельный перенос состояния частицы из одной точки в другую по двум разным путям приводит к разному результату, как это показано на рис.4.

Введение калибровочного поля приводит к тому, что частицы получают новую характеристику – заряд, который взаимодействует с этим калибровочным полем. Именно таково происхождение, например, электрического заряда.

С математической точки зрения этот калибровочный заряд является, как говорят, генератором калибровочных преобразований во внутреннем пространстве частицы (что следует из теоремы Нетер [11, с.154, 155]). В качестве поясняющего примера можно привести импульс частицы, который является генератором её пространственных перемещений или момент импульса частицы — спин, являющийся генератором поворотов частицы в пространстве-времени. Здесь нам важно отметить активную интерпретацию заряда как генератора, реализующего преобразования во внутреннем пространстве состояний.

Сравнивая между собой два ряда представлений: об органах понимания-деятельности в континууме бытие-сознание – с одной стороны и калибровочных зарядах и полях в континууме пространство-время – с другой, мы можем видеть их полное структурное соответствие, изоморфизм, в компактном виде представленный в таблице ниже.

Теория калибровочных полей

ФИЗИКА

ПСИХИКА

База

Пространство-время

Бытие

Слой

Совокупность внутренних пространств частицы

Сознание

Локальная калибровочная инвариантность

Физически наблюдаемые величины              не зависят от калибровочных преобразований

Материя – объективная реальность, не зависит от сознания

Генератор преобразований

Заряд

Орган сознания-деятельности

Калибровочное поле

Поле взаимодействия

Психическая энергия

 

Указанное соответствие может быть продолжено. Вернёмся к рис.4, на котором изображено, что различие внутреннего состояния двух исходно тождественных частиц, пришедших в конечную точку различными путями, пропорционально произведению напряжённости калибровочного поля на площадь области, разделяющей эти пути (т.е. потоку напряжённости поля через контур, образованный их траекториями). Этот результат в деятельностной теории сознания будет соответствовать тому, что различие во внутреннем состоянии индивидов (исходно тождественных – например, близнецов) будет пропорционально различию в их жизненном опыте – различию в осуществлённой ими деятельности в поле коллективной общественной психической энергии.

Как представляется, объяснение этого поразительного изоморфизма двух рядов представлений имеет два взаимосвязанных аспекта, которые мы условно назовём «гносеологическим» (относящимся к познанию) и «онтологическим» (относящимся к бытию). Гносеологически, указанное соответствие представлений физика – психика (т.е. опять бытие-сознание) обусловлено общностью их психической производящей основы – наиболее общими структурами осуществления предметной деятельности человека, высшими регулятивными единицами которой являются научные понятия [9]. Онтологически это соответствие обусловлено Единством материальной порождающей основы бытия Универсума, единым источником всех форм энергии – и физических, и психических, единством наиболее общих свойств разных форм энергии.

Однако это соответствие может быть продолжено ещё дальше. Локально, то есть малой области, всякое расслоение может быть представлено в виде пары: малая область базы и соответствующая ей малая область слоя, как это изображено на рис.3. Такая структура называется в математике прямым произведением указанных областей базы и слоя. Некоторые расслоения могут быть представлены в виде прямого произведения также и глобально. Например, цилиндр есть прямое произведение окружности его основания S1 на отрезок его боковой образующей R1, то есть S1*R1, как это изображено на рис.5. Цилиндр есть пример тривиального расслоения над окружностью. Математическая структура прямого произведения свидетельствует о некоторой независимости своих сомножителей. Но могут существовать и нетривиальные расслоения над окружностью, которые локально имеют вид такого  же прямого произведения, как и в случае цилиндра, но глобально не представимые в виде прямого произведения.

Примером такого нетривиального расслоения является лента Мёбиуса [10], изображённая на рис.6; базовая окружность проходит посередине ленты Мёбиуса и выделена цветом. Глобальное различие цилиндра и ленты Мёбиуса является топологическим. Топологически нетривиальные расслоения играют очень важную роль в физике калибровочных полей, проявляясь в существовании так называемых инстантонов [10].

Классические представления о сознании, то есть  классическая рациональность, предполагают глобальную различённость объекта и субъекта, предмета и сознания предмета, то есть их относительную независимость Явление сущности предмета в сознании свидетельствует только о предмете, но ничего не говорит о сознании. Если «сферу бытия» мы изобразим в виде окружности, то структура классической рациональности может быть представлена в виде прямого произведения базы  («сферы бытия»)  на слой – отрезок внутренних состояний сознания. Иначе обстоит дело в случае неклассической рациональности. Как мы уже говорили выше, органы понимания-деятельности являются носителями некоторого «первичного» бессубъектного понимания и сознания предметно-деятельностной ситуации. При этом одна часть этого «первичного» сознания деятельного индивида выделяется в рефлексивное сознание личности, восприятие состояния своего тела и психики, а другая его часть – в сознание «внешней» предметной ситуации. 

Такое преобразование «первичного» сознания осуществляется особыми структурами психики – структурами объективации, которые целостное состояние человеческой психики преобразуют  в сознание личности и картину внешнего «спектакля мира». Именно эти структуры обеспечивают предметность восприятия, когда мы воспринимаем не субъективное ощущение возбуждения нервной ткани, а видим предметные сцены «спектакля мира», расположенные целиком вне нашего тела. Подчеркнём ещё раз: осознанное различение объекта и субъекта производится и производится оно особой структурой психики – структурой объективации. Здесь мы также имеем локальное различение предмета и сознания предмета, но глобально они являются одним и тем же – состоянием органа сознания-деятельности, состоянием «первичного» сознания, которое с точки зрения «обычного» рефлексивного сознания является скорее чисто «бессознательным». На рис.6 мы видим, что после одного полного обхода по границе ленты Мёбиуса локально различные «предмет» и «сознание» переходят друг в друга.

При этом в рамках неклассических представлений о сознании мы принципиально не имеем никакой возможности посмотреть на мир как  бы «со стороны», чтобы увидеть, как его воздействия порождают наше сознание, не можем каким-то особым «третьим глазом» увидеть и мир. и наше сознание независимо от этого сознания. Сознание – часть реальности, оно  является действующим агентом того самого мира, который осознаётся под видом предметности. Таким образом, лента Мёбиуса отображает не только деятельность структур объективации, но и неклассический характер континуума бытие-сознание, который не может быть представлен в виде прямого произведении независимых бытия и сознания, как это имеет место в случае классической рациональности. Сознание – действующая часть бытия, а не его сторонний наблюдатель.

Именно в таком топологически нетривиальном континууме бытие-сознание получают полноценный онтологический статус превращённые формы сознания, которые самим своим существованием как раз и свидетельствуют о неклассичности действительного бытия-сознания.

Таким образом, в континууме бытие-сознание, в котором осуществляется человеческая деятельность, предметность будет иметь расширенный характер, совмещающий с материальным телом предмета его идеальное значение. В соответствии с этим человеческое общество мы можем описать как систему обмена деятельностью в континууме бытие-сознание, опосредуемой предметами – вещественно-идеальными, то есть предметами культуры, что полностью совпадает с положениями современной психологии: «На уровне человека <…> психическое отражение также кристаллизуется в продуктах деятельности. Деятельность в этом смысле не только проявляет в объективной форме отражение, но оно вместе с тем <…> способно переводить образ в объективно-предметную форму — вещественную или идеальную, безразлично. Одним из таких идеальных продуктов может быть продукт, фиксированный в языковой или речевой форме» [8, с.190].

Несколько упрощая ситуацию,  мы здесь будем рассматривать общество как связанную систему, состоящую из двух типов элементов: активных элементов, сознательных индивидов и пассивных элементов, материальных предметов культуры, условно изображённую на рис.7. Представление человека как активного элемента системы достаточно очевидно, поскольку в силу своей биологической природы он обладает некоторой автономной способностью реакции на окружающую среду, являясь своеобразным усилителем и преобразователем внешних стимулов различной природы. Для понимания качественных особенностей динамики такой системы воспользуемся упрощающей аналогией из радиотехники, где активными элементам будут усилители сигнала, а пассивными – сопротивления, ёмкости и индуктивности. Из радиотехники известно, что если выходной сигнал усилителя подать на его же вход через цепь обратной связи, как на рис.8, то при выполнении ряда условий такая система может перейти в новый динамический режим – режим генерации. То есть вместо того, чтобы просто усиливать некоторый внешний сигнал, она будет генерировать свой собственный незатухающий сигнал, характеристики которого будут существенно зависеть от параметров пассивных элементов, входящих в состав цепи обратной связи. Совершенно естественно предположить, что моделирующая общество сеть активных и пассивных элементов так же может перейти в режим генерации, ибок различные контуры связей между элементами подобной системы будут выступать в качестве цепей обратной связи для различных активных элементов системы. То есть в такой системе возникнут незатухающие колебания, определяемые свойствами элементов системы и структурой связей между ними. Если в первом приближении считать структуру системы пространственно однородной, то и возникшие автоколебания станут коллективной формой движения системы в целом и будут обладать пространственно однородными характеристиками. Для пространственно распределённых колебательных систем характерно наличие некоторых специфических паттернов, структур сигнала, которые называют модами системы. Так, для струны с закреплёнными концами модами будут чистые тона, гармонические колебания одной частоты, половина длина волны которых целое число раз укладывается на длине струны. Все остальные формы колебаний струны можно представить как сумму, суперпозицию её мод. Правда, в отличие от линейной колебательной системы в виде струны, генератор является существенно нелинейной системой, но здесь мы используем эти примеры в чрезвычайно условном смысле.

Таким образом, в данной системе следует ожидать возникновения незатухающих коллективных форм движения психической энергии, которая осуществляет взаимодействие элементов системы, связывая их в единое специфическое целое. Характерные паттерны, или «моды» этих форм движения психической энергии, существенным образом будут определяться свойствами пассивных элементов системы – предметов в их отношении к активным элементам – индивидам. Поэтому, естественно, что, взятые со стороны сознания, эти паттерны будут представлять сознание характеристик предметов в деятельности, их смысл, то есть будут понятиями о предметах и их отношениях. Так как генератор является нелинейной системой, то все такие паттерны–понятия будут образовывать динамическую целостность, неразложимую в арифметическую сумму независимых отдельных составляющих.

Рассмотрим для простоты упоминавшийся выше пример струны с закреплёнными концами (см. рис.9). Неподвижность концов струны физически означает, что масса тел, к которым они прикреплены, много больше массы самой струны. В нашем примере массивные тела на концах струны условно соответствуют предметам, а струна  — совокупности индивидов. Тогда, с точки зрения отдельного элемента струны, он совершает колебания, являющиеся суммой гармонических  колебаний просто потому, что так движутся ближайшие к нему слева и справа другие элементы этой струны. Аналогично, почему моя мысль выражается в виде совокупности связанных понятий, то есть их «суммы»? Потому, что так мыслят люди вокруг меня. Таким образом, поведение отдельного элемента системы необъяснимо чисто локальными причинами. Действительная причина такого движения элемента «струны» (общества) нелокальна – она заключается в наличии граничных материальных тел и способа соединения струны с ними, то есть в определённой форме взаимодействия струны и этих тел, а также во взаимодействии элементов струны между собой. Движение элемента системы определяется системными, нелокальными  факторами.

Продолжая  аналогию со струной и представляя понятия как моды колебаний «струны», можно повести аналогию с квантовой механикой. Разложение координатного движения точки струны в сумму мод колебаний струны – гармонических колебаний, соответствует в квантовой механике разложению волновой функции частицы в сумму состояний с определённым импульсом, так называемому импульсному представлению волновой функции. Из математических свойств координатного и импульсного представлений волновой функции следует известное соотношение непределённостей, связывающее величины неопределённости координаты и импульса частицы:  Δx∙Δp>h. Здесь важно отметить, что координатное представление волновой функции  описывает её как сумму локализованных, «точечных» состояний, а импульсное описывает волновую функцию как сумму делокализованных, глобальных в пространстве-времени состояний с определённым импульсом. Таким образом, соотношение неопределённостей отражает дополнительность описания состояния частицы в локальных и глобальных терминах. В рамках проводимой аналогии представление содержания сознания личности в виде «суммы» понятий—мод колебаний коллективной психической энергии будет соответствовать импульсному представлению волновой функции частицы, а описание личности как локализованного носителя изменяющихся содержаний сознания  — координатному представлению. Продолжая аналогию, мы получим своеобразное «соотношение неопределённостей» между сознанием личности и понятиями как дополнительными свойствами психической энергии, которое условно проиллюстрировано на рис.10. Таким образом, мы условно можем сказать, что индивидуальное сознание есть локальное проявление глобального поля сознания-деятельности – «квант» коллективной психической энергии. Такой взгляд на сознание структурно соответствует развитым ранее автором взглядам о монадах – «первичных квантах материи» как основе индивидуального сознания [12].

Описанный выше пример со струной отчетливо иллюстрирует тот факт, что и понятийное мышление, и язык, а стало быть, и высшие формы содержаний сознания являются существенно системными по своей природе и, хотя они проявляются посредством отдельных индивидов, механизмы их порождения являются внеиндивидуальными, системными.  Таким образом, и органы сознания-деятельности, как структурно-функциональные единицы системной деятельности, также являются трансиндивидными и экстрацеребральными. Они не даны как наглядно воспринимаемые природные органы человеческого тела, а человек приобщается к ним, становится им причастным по мере расширения своей сферы деятельности. В процессе социализации, проработки индивидуальной психики системными формами деятельности, человеческая психика становится элементом функционирования тех или иных структур коллективной психической энергии. Именно взаимодействие между собой различных интегральных форм психической энергии человечества, неотделимых от своих вещественных системных элементов (средств производства, предметов культуры и т.д.), и определяет его развитие, социальную эволюцию.

Специфика человеческого общества как системы состоит в том, что это система живая, самовоспроизводящаяся. Это такая система, которая в качестве продуктов своей деятельности производит основания своего воспроизводства – как в виде воспроизводства материальных агентов своего существования — новых поколений людей в процессе продолжения рода и производства материальных средств производства в промышленности, так и в виде воспроизводства соответствующих им системных органов сознания-деятельности, «третьих тел». Структура такой деятельности – цикл, когда результаты деятельности оказываются её предпосылками. Цикличность воспроизводства собственной производящей основы проявляется в установлении  нелокальной согласованности множества частных законов и граней деятельности такой системы. Из самого факта продолжающегося существования такой системы следует, что коллективные формы движения психической энергии уже согласованы с локальными свойствами типичной психики только что родившегося человека. Следовательно, в этой психике обязательно (в смысле среднего, типичного) будут индуцированы структуры, соответствующие этим глобальным системным формам движения психической энергии. Другими словами, обязательно будет реализована локальная представленность глобальных системных эффектов, то есть в индивидуальной психике и сознании будут явления, не имеющие локально указуемых причин, что-то вроде «врождённых идей», которые очевидно истинны для ума, но необъяснимы по своему происхождению, так как сами являются основой всякого возможного объяснения. Примеры такого рода — требование логичности мышления или язык как форма существования психики общественного индивида, попытки объяснения которых являются логическим кругом. Кроме того, системные формы психической энергии нелокальны не только в пространстве, но и во времени, то есть историчны, поскольку человеческое общество как система есть система с памятью.

По объективным причинам невозможно прямое индивидуальное восприятие определённых системных процессов как вследствие их пространственно-временных, так и сущностных характеристик. Во-первых, человеческая деятельность может быть охарактеризована процессами, идущими по крайней мере на двух уровнях, существенно различных по своим пространственно-временным характеристикам. Существует глобальный системный уровень процессов, охватывающих большие пространственные и временные протяжения. Это полные циклы производственной деятельности и обращения капиталов вместе с их историческими предпосылками, то есть формы жизне-деятельности общества в целом – это первый уровень.  Второй уровень охватывает локальные, индивидуальные формы деятельности человека в его ближайшем окружении, где системно индуцированные структуры и формы его психики участвуют в его повседневной жизне-деятельности. Пространственно-временные характеристики системного уровня деятельности, вообще говоря, превышают разрешающие возможности прямого человеческого восприятия.

Во-вторых, невозможно прямое восприятия состояний органов сознания-деятельности, которые являются производящей основой «личностного» сознания. Образно выражаясь, можно сказать, что их деятельность протекает в «мнимом» для обыденного рефлексивного сознания пространстве и времени, как это условно показано на рис.11. Как уже говорилось выше, это связано с предметно-деятельной природой сознания и механизмов его порождения.

В силу объективной невозможности охвата индивидуальным сознанием всего системного целого процессов деятельности, которое тем не менее реализуется в этой самой индивидуальной деятельности как в своем агенте, возникают специфические формы локальной представленности в индивидуальном сознании глобальных системных факторов. Это локальное представление глобального, с неизбежностью будет носить замещающий, неадекватный характер. Эти замещающие образования, с объективной необходимостью порождаемые самой системой деятельности, и есть превращённые формы сознания, открытые Марксом, и именно такова их природа [6].

К Марксу восходит один из самых ярких и повседневных примеров превращённой формы, связанный, с так называемым товарным фетишизмом [13]. Речь идёт о цене товара. Цена есть превращённая форма стоимости товара. Так, цена товара  — денежная форма его стоимости, которая порождается существенно системными процессами  общественного производства и обращения товаров, тем не менее, предстаёт в индивидуальном сознании как неотъемлемое свойство материального тела товара, как его локальная характеристика наряду с цветом, весом, формой и т.п. Именно цена товара, осознаваемая как его локализованное свойство, является психологически непосредственным мотивом деятельности человека как покупателя.

Как уже должно быть достаточно понятно из предыдущего, обыденно бытующее представление о том, что автономным носителем сознания является отдельный индивид – личность, является превращённой формой сознания, неадекватным, хотя и объективно необходимым выражением существенно системного, общественно-исторического характера индивидуального человеческого сознания. Можно сказать, что принадлежность содержания сознания телу личности такая же «иллюзия», как и принадлежность цены материальному телу товара. Психологическая личность, символом которой является местоимение «Я», есть превращённая форма индивидуальности агента системной жизнедеятельности человеческого общества.

В отношении сознания можно говорить как  о воспроизводстве содержаний сознания, так и о воспроизводстве структур сознания. Структуры сознания мы здесь понимаем в смысле работы М.К.Мамардашвили и А.М.Пятигорского «Символ и сознание» [14] как более глубокий и первичный по отношению к содержаниям уровень феномена сознания. Отношения воспроизводства структур сознания по своей природе не могут быть непосредственно восприняты, и превращённой формой их осознания являются первичные символы (архетипы) – непосредственно воспринимаемое единство предмета и понимания.

Немного подробнее рассмотрим вопрос о природе символов (отличая их от знаков). Есть «стихийный» слой человеческого бытия – психика (человека как «природного тела») — и есть «слой» сознания, в котором состояния психики получают представительство, получают язык. Это сознание производится и воспроизводится. Действительные отношения производства сознания не даны сознанию в полном виде, но действуют в нём полным образом. «Опущенные» для сознания отношения его производства замещаются иными, восполняющими отношениями, сливающимися для сознания со свойствами некоторого предметного (вещественного или идеального  образа) носителя – символа. Символы представляют «усиливающую» приставку к психике, создают основу порождающих, генеративных свойств психики, вводят нас в «поле понимания». Первичные символы лежат на уровне спонтанной жизни сознания. Символы соотносятся с пониманием (сознанием адекватной деятельности), а не со знанием (сообщимой формой понимания). Они представляют не предметы и события (как знак), а сознательные посылки и результаты сознания. Множественность интерпретаций символа есть форма его существования, указывающая на его «незавершённость», на его порождающие, генеративные свойства, на его автономное бытие.

Символу не может быть придан предмет, что было бы приданием символу конечной размерности. Символ же, в действительности, есть выражение космического характера сознания. Символы беспредметны. Символ не может быть «ещё раз» понят. так как он и есть производящая основа понимания.

Следует на будущее задаться важным вопросом о возможной связи роли символов как генеративных элементов сознания и неклассическими свойствами высших форм психической энергии в континууме бытие-сознание.

Выше, говоря о сознании, мы использовали этот термин в несколько нечётком смысле,  имея в виду в основном содержание сознания или осознавемые состояния индивидуальной психики. Теперь мы раздельно будем говорить о содержаниях сознания и качестве осознанности некоторых содержаний психики, форме субъективной данности мира.

Как мы знаем из теории систем, спектр возможных форм коллективных движений системы самым существенным образом определяется свойствами  индивидуальных агентов системы и взаимодействий между ними. Что в свойствах индивидуальной психики человека, как «природного» существа, делает возможным существование высших форм коллективной психической энергии?

По мере эволюции живых форм  на Земле мы видим усложнение форм восприятия окружающей среды и реакций на неё — от простой раздражимости простейших одноклеточных организмов до сложных ощущений и высокоспециализированных форм реакции высших животных. Развитие психики и её материального субстрата – центральной нервной системы —  идёт по пути увеличения спектра восприятия факторов внешней среды, глубины их обработки, обобщения, усложнения форм поведенческих реакций. Существенным моментом психической деятельности здесь является иерархическое обобщение и выделение в устойчивые целостные функциональные комплексы психических процессов низлежащих уровней. Здесь следует говорить не только об иерархии, но о гетерархии — системе, образованной пересекающимися, разнообразными и одновременно сосуществующими структурами управления, каждая из которых может являться иерархией определённого вида. Именно эти высшие психические структуры и обеспечивают высшие формы регуляции поведения. На уровне анатомии усложнение структуры психики проявляется в увеличении меры цефализации (роста объёма мозга) и усложнении структурной организации мозга. На функциональном уровне усложнение психической деятельности проявляется в увеличивающейся мере интеграции всё более усложняющихся нервных процессов.

Для высших психических процессов характерна сложная целостная координация множества смысловых единиц регуляции поведения, их своеобразная взаимная смысловая «открытость» и «проницаемость» друг для друга, позволяющая реализовывать гибкие по функциональной структуре формы реакции на окружающие условия из множества альтернативных вариантов.

В поисках материальных основ специфических форм целостности высших уровней психики современная наука обратилась в том числе к возможности квантовой целостности определённых подсистем мозга. Это научное направление известно как «квантовая теория сознания» (кратко о «квантовой теории сознания» см. первую часть [12]).

В психологии давно отмечено, что «в движении осознаётся только ведущий уровень и соответствующие ему коррекции. При этом степень осознаваемости на разных уровнях не одинакова, она растёт снизу вверх, как и степень произвольности» [8, с.125]. То есть наиболее осознанными являются высшие формы регуляции деятельности, которые характеризуются наибольшей мерой целостности, обобщённости отражения предметной ситуации. Поэтому представляется вполне обоснованным искать объяснение форм функциональной целостности психической деятельности также и в специфических формах свойства целостности её материального субстрата – нервной системы и её центрального органа – мозга. В ряде предшествующих работ автора на основе анализа представлений современной философии и физики о сознании и строении материи была выдвинута гипотеза о том, что источником свойства осознанности является свойство исходного единства материи (см. в [12] список дополнительной литературы). При этом, в соответствии с современной картиной эволюции материального содержания Вселенной, вводится представление о ряде уровней структурности материи с последовательно нарастающим свойством целостности их состояний по мере приближения к уровню Единства. Центральным пунктом этой гипотезы является предположение о наличии первого, после Единого, уровня множественных свойств материи, единицами которого являются Монады. Согласно развитым представлениям, именно первичное Единство, порождая множественные формы материи, является источником Духа, сознания, отражения как всеобщего сущностного свойства материи [12].

В таком случае специфические свойства человеческой психики могли бы быть обусловлены специфическими свойствами целостности более глубоких уровней материи, в свойствах которых в большей мере проявлено первичное Единство и с которыми взаимодействует вещество физического тела человека. В качестве конкретного механизма взаимодействия такого типа была выдвинута и аргументирована гипотеза о так называемом мозговом песке эпифиза как элементе квантовой антенны мозга [12]. В связи с этой гипотезой там же (в марте 2011 г.) было высказано предположение, что ближайшим посредником такого взаимодействия могла бы являться так называемая тёмная материя.

Можно упомянуть в связи с этим, что в апреле 2012 года появилась совместная работа американского и шведского учёных [15], в которой на основе современных теоретических представлений и экспериментальных данных о свойствах тёмной материи делаются количественные оценки частоты взаимодействий частиц тёмной материи с организмом человека (максимально достигающие порядка единиц взаимодействий в минуту – и это при почти полном отсутствии прямых данных о природе таких частиц!)  и даже обсуждается возможность влияния таких взаимодействий на здоровье человека. Опять же в порядке замечания, можно сказать, что от рассмотрения влияния на здоровье физического тела всего «половина шага» до вопроса о влиянии «тонкой – тёмной материи» на психику человека.

Таким образом, мы здесь предполагаем, что качество осознанности состояний индивидуальной психики  обусловлено свойством Единства материи, а осознаваемые содержания высших форм психической деятельности человека имеют системную природу и происхождение, как это описано выше. Следовательно, феномен человеческого сознания имеет сложное происхождение, определяясь как проявлением свойства Единства в свойствах материального субстрата психики (не только мозга, но и «тонких» оболочек физического тела), так и системным (т.е. обусловленным свойствами материи как Множества) происхождением высших форм деятельности.

С такой точки зрения можно сказать, что в рамках аналогии с теорией калибровочных полей пространство состояний психики индивида, то есть слой над базой пространства-времени, может быть обусловлено в том числе и состоянием высших, пока не наблюдаемых экспериментально форм материи более высокого уровня целостности. Для обозначения этих высших форм материи мы будем использовать уже существующий в культуре термин Акаша, имеющий аналогичный смысл.

В обоснование гипотезы о качестве осознанности как проявлении свойств более глубоких уровней строения материи можно привести в качестве аналогии примеры такого рода из физики.

Первое. Одной из важнейших характеристик элементарных частиц является величина её спина – собственного момента количества движения. Именно введение представления о спине электрона и связанного с ним принципа запрета Паули позволило в рамках нерелятивистской квантовой механики с высокой точностью описать наблюдаемые структуры атомов и объяснить их устойчивость. Однако полное и последовательное понимание природы спина и его связи с типом статистики элементарных частиц (Ферми- или Бозе-) возможно только на основе релятивистской квантовой теории, учитывающей конечность и инвариантность скорости света.

Второе. Ещё в рамках ньютоновской теории всемирного тяготения и представлений об абсолютном пространстве и абсолютном времени был открыт и эффективно использовался принцип эквивалентности инертной и гравитационной масс. Но полное и последовательное понимание его происхождения было достигнуто только в рамках релятивистских представлений о тяготении как проявлении геометрии пространства-времени в общей теории относительности Эйнштейна.

Третье. В рамках классической физики непрерывных сред давно и плодотворно применяется понятие температуры. Но только Больцманом было понято, что существование температуры свидетельствует о дискретном микроскопическом строении вещества. Но сама эта дискретность смогла быть объяснена только на основе квантовых представлений о строении материи, связанных с ненулевой величиной кванта действия – постоянной Планка.

Три приведённых выше примера показывают, как в рамках некоторых смысловых систем (каковыми являются физические теории) существуют элементы, принципиально важные для самих этих систем, но сущность которых не может объяснена внутри этих же систем, так как она связана с более глубокими свойствами производящей основы систем такого рода. По вполне понятным причинам для таких особых элементов систем можно предложить термин «Геделевы элементы системы». Таким образом, Геделев элемент системы выражает существенные свойства производящей основы системы смыслов, которые невыводимы внутренними средствами самой этой системы.

Исходя из развиваемых здесь представлений о природе сознания,  можно утверждать, что  сознание как форма содержаний психики является Геделевым элементом системы смыслов деятельности. Происхождение сознания связано с гораздо более глубокими свойствами материальной производящей основы бытия, чем непосредственно данные в наличной смысловой системе предметной деятельности. Основа качества осознанности – Единое, которое не  имеет никакого «механизма» и не выводится из чего-либо иного.

 

4. Психическая энергия и эволюция Вселенной

Попробуем бегло очертить общие контуры картины мира, предстающей в связи с понятием психической энергии.

Деятельность человека разумного протекает в особом неклассическом континууме бытие-сознание, специфика свойств которого связана с тем, что сознательные состояния его психики являются не просто отражением действительности, но элементом функционирования и порождения этой действительности, то есть имеют предметно-деятельный характер, не сводящийся к их содержанию. Содержания индивидуальной психики, на высших уровнях регуляции деятельности принимающие сознательную форму, являются системными по своему происхождению и способу существования. Человеческое общество есть система обмена деятельностью между индивидами, опосредуемая предметами. Эта деятельность, протекает в континууме бытие-сознание, предметы  в котором имеют расширенный характер и являются «вещами чувственно-сверхчувственными, или общественными» (Маркс) [13].

Системно адекватная деятельность производства и воспроизводства человеческой жизнедеятельности осуществляется особыми органами сознания-деятельности, «третьими телами». Эти особые органы являются именно органами системы, а не индивидуального физического тела и лишь деятельное приобщение к ним и проработка ими индивидуальной психики человека делают её собственно человеческой сознательной психикой.

Для описания специфической природы и особой формы деятельности этих органов (которую М.Мамардашвили называл «свободным действием» [4]) в неклассическом континууме бытие-сознание вводится понятие психической энергии. По существу,  уже в работах М.Мамардашвили, писавшего, что «проявления свободного действия, наблюдаемые физически, имеют особое материально-энергетическое существование» [16, с.182] (выд. – А.З.), фактически было введено представление о психической энергии.

Человеческое общество является генеративной  системой, активными элементами являются индивиды. Понятия человеческого интеллекта суть паттерны или «моды» генерации коллективной психической  энергии. Таким образом, содержания сознания человека имеют общественную природу и не локализованы в сознании отдельного индивида, хотя и проявляются в нём как своём системном агенте.

Способность совокупности индивидов порождать в составе системы высшие сознательные формы психической энергии связана со специфическими, эволюционно наработанными свойствами вещественного субстрата психики – центральной нервной системы, а именно, с существенным проявлением в её состояниях свойства материи как Единого. Изначальное Единство проявляется как целостность состояний высших интегральных психических уровней регуляции человеческой деятельности. Таким образом, качество осознанности содержаний психики обусловлено проявлением свойства реальности как единого целого.

Органы сознания-деятельности имеют  принципиально системный характер, то есть нелокальны в пространстве и времени (историчны) на масштабах, многократно превосходящих разрешающие способности индивидуального восприятия. Кроме того, невозможно прямое восприятия состояний органов понимания-деятельности, которые являются производящей основой «личностного» сознания. Сознание  — один из продуктов их деятельности, а конкретные формы и содержания сознания процессом воспроизводства системной деятельности согласованы со свойствами психики отдельных индивидов как локализованных элементов системы. Таким образом, содержание системных форм психической энергии не выводимо из содержания сознания отдельного индивида, хотя они проявляются в нём и посредством него.

В силу объективной невозможности адекватного представления такого рода системных факторов в индивидуальном сознании,  с одной стороны, и необходимостью сознательного отношения к себе для своей реализации,  с другой стороны, эти системные факторы приобретают самим действием системы вид превращённых форм сознания.

Одной из таких превращённых форм является представление о личности как автономном носителе и источнике содержаний сознания.

Структура представлений об органах сознания-деятельности и психической энергии как деятельностном аспекте их  существования в континууме бытие-сознание совпадает с общей структурой представлений о калибровочных зарядах и соответствующих полях их взаимодействий в расслоенных пространствах. Указанная аналогия имеет объективный характер и является следствием общности описания систем элементов с ненаблюдаемым внутренним состоянием. Поэтому использование категориального аппарата теории расслоенных пространств и калибровочных полей может оказаться плодотворным на начальном этапе формирования представлений о психической энергии как специфической неклассической высшей форме активности материи.

Некоторые аспекты ненаблюдаемости внутреннего состояния индивидуальной психики могут быть связаны квантовыми свойствами некоторых подсистем мозга. Например, такой подсистемой могут быть микротрубочки цитоскелета в некоторых вариантах квантовой теории сознания [17]. Также возможно, что часть свойств центральной нервной системы человека обусловлена физическими взаимодействиями её вещества с высшими и более «тонкими» уровнями материи, в свойствах которых более полно представлено свойство целостности и которые также могут являться материальной основой высших интегративных свойств психики.

Однако положенные в основание развиваемых здесь представлений идеи о строении материи и природе сознания позволяют пойти гораздо дальше. В предшествующих работах автора [12, 18, 19] в развитие представлений современного естествознания и философии была предложена гипотеза об иерархическом строении материи в виде ряда уровней её структурности, основой которых является первый после Единого уровень множественных свойств материи, названный монадической материей. В предельно условном виде содержание этой гипотезы может быть представлено на рис.12. Именно проявление исходного единства в свойствах наблюдаемого физического уровня материи (нижнего в иерархии её форм) обуславливает специфику его квантовых свойств. Также на основе анализа свойства отражения материи было показано, что его основой является свойство единства множественных форм материи.

Таким образом, именно проявление единства в свойствах материального субстрата психики есть основа качества сознания высших форм психической деятельности, как уже упоминалось выше. Дальнейшее развитие этих представлений позволило сформулировать гипотезу о сознании (в его космическом аспекте) как факторе эволюции Вселенной как целого и о деятельностной природе законов Природы как форме воспроизводства её существования [12]. Центральным органом воспроизводства Вселенского бытия при этом является коллектив монад, достигших высших форм развития своих материальных оболочек и чьей сферой деятельности является уровень высших форм материи. Именно совокупная сущностная (т.е. психическая) энергия этого Коллектива монад, называемого Космическим Магнитом, является наивысшей активной движущей и направляющей силой становления мироздания в целом.

Используя развиваемые в этой работе понятие о психической энергии, мы можем сказать, что именно психическая энергия Космического Магнита, как высшая форма энергии Всеначальной, является основой бытия развивающейся, эволюционирующей Вселенной. Условно соотношение различных форм энергий разных уровней материи представлено на    рис.13.

В связи с представлениями о формах психической энергии, соответствующих различным уровням материи с различной мерой проявления свойств единства, можно ввести понятие о собственных и несобственных формах психической энергии. Так, формы психической энергии, отвечающие вещественному уровню бытия человека,  не даны ему непосредственно, а только в опредмеченном виде как продукты его деятельности. То есть пространство внутренних состояний – слой расслоения — является ненаблюдаемым и по типу отличается от воспринимаемого пространства-времени предметной деятельности. Соответствующая этому уровню деятельности форма психической энергии по этой причине может быть названа несобственной. Примером такого рода калибровочных полей взаимодействий с различными типами внешнего и внутреннего пространств является электромагнитное поле и электрический заряд.

Для высших уровней материи с максимально проявленным свойством единства логично предположить предельное уменьшение различия формы и содержания явлений вследствие предельного уменьшения множественной структурности соответствующих форм материи. В этом пределе можно предположить совпадение типов «внутреннего» и «внешнего» пространств расслоения континуума бытие-сознание. В теории калибровочных полей примером такого рода расслоений являются так называемые касательные расслоения, для которых слой является касательным пространством к базе (т.е. оба пространства имеют один и тот же тип, совпадая локально), как показано на рис.14. Примером калибровочного поля, соответствующего касательному расслоению пространства-времени, является гравитационное поле общей теории относительности [20], «зарядом» которого служит масса. Формы психической энергии, соответствующие касательному расслоению континуума бытие-сознание высших уровней материи, будем называть собственными формами психической энергии, так как в этом случае её внутренне пространство состояний совпадает с внешним пространством её проявления. (В общей теории относительности метрика пространства-времени и есть гравитационное поле.)

Используя введенные выше понятия, можно сказать, что формы психической энергии, отвечающие человеческой деятельности, являются несобственными, а отвечающие деятельности Космического Магнита – собственными её формами.

Представления о деятельностной природе законов Природы являются смысловым завершением взглядов о деятельностном происхождении содержаний человеческого (и не только…) сознания. При этом снимаются возможные указания на «онтологическую второсортность» содержаний человеческого сознания в силу того, что они произведены конкретной и ограниченной системой  деятельности, а не отражают некоторые «самосущие и вечные истины». Поскольку сама основа космического бытия имеет деятельностный характер, то расширяя свою сферу деятельности до законотворящей деятельности Космического Разума, приобщаясь к воспроизводству целостной космической жизни, мы расширим своё сознание до космического сознания – источника конкретной истины бытия.

Развиваемые здесь представления о реальности психической энергии, действующей в континууме бытие-сознание, являются последовательно гуманистическими, так как не только утверждают действительность и действенность высших форм человеческого Духа, их космическую значимость, но и указывают на меру ответственности человека перед бытием. Следствием такого понимания природы сознания и психической энергии является осознание всесвязности и целостности космического бытия и места человека в нём, понимание психической энергии как высшей формы энергии Всеначальной, как двигателя космической эволюции в совершенствовании форм космической Жизни.

 

5. Небольшое послесловие

Уже на заключительной стадии написания данной работы я ознакомился с видеолекцией профессора математики Оксфордского университета Роджера Пенроуза 1 апреля 2013 года в Политехническом музее в Москве [21]. Из этой лекции мне стало известно о новой работе В.Г. Гурзадяна и Р.Пенроуза, появившейся в феврале 2013 года на сайте электронных препринтов [22], которая развивает и значительно усиливает аргументацию их предыдущих работ [1, 2] (кратко нами рассмотренных в самом начале данной работы) о наблюдаемых эффектах существования предшествующей вселенной.

Как должно быть понятно из приведённого выше материала, представления о возможной преемственности в эволюции Вселенной как целого имеют принципиальное значение для обоснования развиваемых в данной работе взглядов о космическом значении психической энергии.

Примечание к списку литературы:

Используемое здесь обозначение «arXiv:» является общепринятым и в записи адреса ресурса в сети Интернет обозначает «http://arxiv.org/abs/».

 

Литература 

  1. Gurzadyan V. G., Penrose R. Concentric circles in WMAP data may provide evidence of violent pre-Big-Bang activity.  (2010), arXiv: 1011.3706
  2. Gurzadyan V. G., Penrose R.  CCC-predicted low-variance circles in CMB sky and LCDM. (2011), arXiv: 1104.5675
  3. Леонтьев А.Н. Образ мира. Избр. психолог. произведения, М.: Педагогика, 1983, с. 251.
  4. Мамардашвили М.К. Классический и неклассический идеалы рациональности. М.: Лабиринт. 1994. http://philosophy.ru/library/mmk/knir/mam_rat.html версия издания.
  5. Мамардашвили М.К. Анализ сознания в работах Маркса.  http://philosophy.ru/library/mmk/marx     Мамардашвили М.К.  Превращённые формы. http://philosophy.ru/library/mmk/forms.html
  6. Леонтьев А.Н.Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975. http://lib.aldebaran.ru/author/leontev_a/leontev_a_deyatelnost_soznanie_lichnost/
  7. Леонтьев А.А.Деятельный ум (Деятельность, Знак, Личность). М.: Смысл. 2001. http://lib100.com/book/common_psychology/deyatelniy_um/
  8. Зубко А.В. Синтез:  сознание и психическая энергия. Ежегодник «Дельфис-2012». М.: Дельфис. 2013. http://duhosin.ru/sintez-soznanie-i-psihicheskaya-energiya/
  9. Даниэль М. , Виалле С.  Геометрический подход к калибровочным теориям типа Янга — Миллса. УФН. Т.136. 377–419 (1982).  http://ufn.ru/ru/articles/1982/3/a/
  10. Ченг Т.-П., Ли Л.-Ф. Калибровочные теории в физике элементарных частиц. М.: Мир, 1987.
  11. Зубко А.В.Источник Духа. Ежегодник «Дельфис-2011». М.: Дельфис. 2011. http://duhosin.ru/istochnikduha/
  12. К. Маркс. Капитал. Критика политической экономии. Т. 1. К. Маркс, Ф. Энгельс. Собр. соч., изд. 2-ое. Т. 23. С. 82.
  13. Мамардашвили М.К., Пятигорский А.М. Символ и сознание. Метафизические рассуждения о сознании, символике и языке. М.: Школа «Языки русской культуры», 1997. http://philosophy.ru/library/mmk/simvol.html
  14. Freese K., Savage C. Dark  Matter collisions with the Human Body (2012). arXiv: 1204.1339
  15. Мамардашвили М.К.  Стрела познания. Набросок естественно-исторической гносеологии. М.: Школа «Языки русской культуры». 1996.
  16. Hameroff S., Penrose R. Orchestrated Objective Reduction of Quantum Coherence in Brain Microtubules: The «Orch OR» Model for Consciousness. http://www.quantumconsciousness.org/penrose-hameroff/orchor.html
  17. Зубко А.В. Единое и природа сознания.  «Дельфис». 2002. № 1. С.59. http://www.delphis.ru/journal/article/edinoeiprirodasoznaniya
  18. Зубко А.В. Единый элемент и сознание.  http://aipe.roerich.com/russian/edinyi_el.htm , также http://duhosin.ru/edinyiyelementisoznanie/
  19.   Калибровочная теория гравитации. М.: Изд. МГУ, 1985.
  20. Пенроуз Р. КРУГИ ВРЕМЕНИ: Можно ли сквозь Большой взрыв разглядеть предыдущую Вселенную?  http://www.youtube.com/watch?v=5lB9m49zUag
  21. Gurzadyan V. G., Penrose R. On CCC-predicted concentric low-variance circles in the CMB sky. arXiv:1302.5162 

Скачать статью в формате .doc  ZUBKO A.B.

вернуться на страницу семинара «Мир аналогий» >> 

 

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.